Как делать ребенку массаж стоп. Рейтинг@Mail.ru

Приложение технологическаго журнала. Тома 4. Часть 2

О разведении лучших пород табака.

Несколько лет тому назад Каноник Гельферих в Гейдельберг делал разные опыты в разсуждении разведения лучших пород табака, и описал их в Баденском магазине 1812 года № 8-13. А как оные опыты не столько еще известны, сколько они того по их последствиям заслуживают; то кажется не неприятно будет нашим читателям, если мы сообщим им здесь вкратце всю сущность оных, Но прежде примечаний Гельфериха изложу я учиненное мною в то время ботаническое описание тех пород и отличий табака, с коими деланы были помянутые опыты, и кои тогда расли под моим присмотром в ботаническом саду в Гейдельберге.

Табак. (Nicotiana) Признаки: цвет воронкорбразный; цветочный венец со сложенным устьем и двулепестною, двучастною семенною коробочкою.

Подробнейшее определение: Цветочный стебель вдающийся мало по малу в более или менее плоскосложенное устье, окружает семенник, зародыш, имеет кроме пяти в верьх загнутых тычинок, соединенный с зародышем (как продолжение онаго) пестик с головчатым (по большей части вырезанным) рубцом. Наружная цветочная оболочка (чашечка) разделяется вверьху на пять частей. Плод состоит из круглой, сухой, плевистой, довольно твердой коробочки, у коей наружная плева разделяется на две лопасти, а многия семена лежат в двух перегородках.

Признаки: Порода перьвая. Табак обыкновенный (Nicotiana tabacum). Листья ланцетообразные, яйцевидные, сидячие, вниз идущие, цветы острые.

Отличия оной.

а. Табак Виргинский (N. Таbacum Virginica). Листья почти ланцетообразные, яйцевидные, ращепы у чашечки не равно длинные заостренные; коробочка продолговатее нежели у обыкновеннаго табака; цветы розовые с зелеными полосками снизу, из зелена белые. Cиe вывезенное из Виргинии отличие имеет листья гораздо толще и больше, не столь заостренные, на конце загнутые дугою и вниз склоненные, снизу более липки нежели у обыкновеннаго табака; цветы также липкие, семенная коробочка вверьху притупленная. Листья бывают часто длиною в 36 дюймов, а в самом широком месте в 13 дюймов шириною.

b. Табак широколистный (N. Tabacum latifolia). Листья пошире нежели у прежняго отличия, ращепы у чашечки окатистые, в зад загнутые; цветы вверьху очень плоские бледнокрасные; коробочка продолговатая притупленная. Сия порода попадается редко, и есть средняя между предидущими и последующими отличиями.

c. Табак великолистный (N, Tabacum macrophylla). Листья еще шире, очень толстые и длинные; лопасти у чашечки равно широкия, взад загнутыя; цветы похожие на преж ние, из красна зеленые, коробочка кеглеобра зная, притуплённая.

d. Табак мариландский (N. Tabacum mаrilandica) Листья широкие, ланцетовидные, яйцеобразные, волнистые; жилки у листьев очень толстыя деревянистыя; устье зеленаго маточника розовое, со складками; торчащие вверьх листья часто бывают длиною в 33, а шириною в 21 дюйм, не столь липки и волосисты как и у прежних отличий.

Порода вторая. Табак сельский (Nicotiana rustica). Листья стебельные почти яйцеобразные с каймами; цветы притупленные.

Отличия.

а. Табак малорослый сельский (N. rustica humilis). Стебельные листья яйцеобразные, лоснящиеся; цветы малые из желтазеленые. Он редок.

b. Табак морщиноватый (N. rustica rugosa). Cиe, известное здесь под названием Азиятскаго табака, отличие есть, как кажется табак сельский (N. rustica); оно отличается от всех предидущих листьями стебельными сердце-яйцеобразными, широкими, морщиноватыми, по краям волнистыми, весьма широкими частями у чашечки, кои также морщиноватыя с рубцами, из зелена-желтыми цветами и собственным всему оному pacтeнию фиалковым запахом. Верхниe из зеленасерые листья имеют стебли короче, а сами они почти ланцетообразные нижние большие листья бывают часто длиною в 15-19, а шириною в 12 дюймов.

Порода третья. Табак девичий (Nicotiena paniculata). Листья стебельные сердцеобразные с каймами; цветы растущие метелкою, шарообразные, притупленные, обыкновенно малые, с весьма короткими маточниками, из зелена желтые. Сия порода вывезенная из Перу имеет ствол гораздо выше, нежнее, тонее, сложенный на конце более или менее ветвистый; листья его часто без стебля в 3, а с оным длиною в 17, шириною же в 7 дюймов; тычинки тонее и длиннее нежели у предидущей породы.

Вся сущность известия Гельфериха со стоит в следующем.

Главная вещь для табака есть навоз, от котораго зависит жатва табака. Судя по свойству земли всякой навоз пригоден для табаку, но он весьма различен в разсуждении издержек и действия. На одну десятину, определенную под табак, потребно 30 или 40 телег животнаго назему, а издержек 40 и 50 шил. из коих почти половина тратится на табак. Чтобы уберечь часть сих издержек, и не отнять у хлеба и винограда животнаго навоза, делал я разные опыты с некоторыми другими наземами, и нашел. Гипс смешанный с листьями или землею, мало действует на табак, но большее оказывается действие от соленой золы, которая имеет еще то преимущество, что уменшает число главных для табаку не приятелей, червей майских жуков, но сей назем надлежит смешивать с землею до наступления зимы, иначе острота его истребит и самое растение.

Но гораздо лучше действует, (хотя впрочем стоит и дорого, и не можно получить в достаточном количестве) шерсть оставшаяся после дубления кож, которая ежегодно закупается и идет под табак. С равным действием и с гораздо большим хозяйством употребляется назем полученный от рогов, костей, копыт, рыбьих костей, чешуи и проч. Составныя части сего назема, как то: фосфорнокислая известь, несколько угольной кислоты, твердое студенистое вещество и большее или меншее количество фосфорнокислой магнезии, как кажется, наиболее способствуют сему pacтeнию; посему оно eго скорее принимает, прозябает хорошо, и листья его бывают более и плотнее. В l810 году возрастил я роговыми стружками Виргинский табак, коего листья были длиною в 36, а шириною в 18 дюймов; напротив того табак возращенный обыкновенным навозом дошел едва до двух третей их длины и ширины. Вероятно, что они и в Американском табаке, пересаженном нa нашу землю, заменяют в неблагоприятные годы недостаток отечественнаго климата.

Роговых и костяных стружек можно у нас ежегодно получать в большем количестве по 1 шил. 12 крейц. за малтер: а может быть и еще дешевле если бы костяных дел мастера уверенные в распродаже, могли легчайшим способом получать костяныя стружки. Для удобрения истощенной десятины довольно 20 малтеров. Двенадцать малтеров мелкоистолченных костей действуют скорее и сильнее, да и издержек потребно гораздо менее. Если бы кости и проч. собирали, во весь год, то бы оных достаточно было для удобрения наших табачных полей; один Мангейм, судя по табели о продаж мяса и разчисляя с каждой скотины по 1/7 части костей, мог бы дать оных 3000 центнеров, следовательно почти на 300 десятин. Сии кости прежде по большей части бросали, или вмсте с навозом вывозили на поля, где они чрез долгое время выветриваются и более истребляются от воздуха, нежели от растений; покрайней мере похищаются у растения таким образом самыя лучшия составныя части. Если хочешь сообщить растению всю силу костей, то их надлежит молоть. Гипсовыя мельницы с малою переменою толчей для сего весьма пригодны. Вываренныя кости производят мало испарений, а рог совсем никаких. Кости молоть надлежит не мелко, но крупно, иначе мука cия во время хранения до удабривания начнет гнить, и оныя части причиняющия брожение в земле и заменяющия Виргинский климат пропадут; cиe докажут более дальнейшие опыты.

Сколь необходим для табачнаго поля навоз, столько нужен и xopoший присмотр. При обыкновенном удо6рении земли и присмотре получалось с одной десятины 6 или 8 центнеров Aзиатcкaгo табаку. В прошлом году получил я онаго с 1/10 десятины 3 центнера. Что доход можно довести до такой высокой степени, в том нет никакого сомнения; но с тем однакоже, если табачное поле превратишь в сад. Ceго года на 70 саженях земли хорошо возделанной получил я 8, а потом на малом пространстве, составляющем кроме тенистых мест едва 45 сажен, 6 центнеров Виргинскаго табаку. Я обработывал другия поля обыкновенным образом, и с одной десятины получил боле обыкновеннаго количестве, что надлежит приписать породе табака, толстым жилкам Виргинских листьев. Для обращения полей в садовую землю должно наблюдать следующее:

1. Иметь всегда для табаку одно поле. В тех странах, где введено возделывание полей, хотя cиe сначала и неудобоисполнительно, но как разведение полевых растений более препятствует нежели способствует хлебопашеству, то лучшее удостоверение заставит рано или поздно сделать в сем отношении перемену. Столь же неважно и другое возражение. Табак сеят не для одного табаку, но более для того, что он очищает поле от куколи, и делает его плодоносное, ибо на поле хорошо возделанном, и засеянном чистыми семенами, куколь расти не может, разве залетит из соседственных мест. В Китае, у котораго хозяина растет на поле куколь, тот почитается недостойным обладать оным.

2. Выбранное навсегда под табак поле пахать до наступления зимы глубиною на 1,5 фута, и борозды проводить близко одну подле другой. Cиe необходимо нужно, поелику табачное растение требует для пускания его корней рыхлой земли глубиною покрайней мере на ? фута, и при малейшем сопротивлении от глыб, или твердой земли тянется вверьх. Если хочешь из табашнаго поля сделать сад несколькими годами ранее, то надобно его перекопать до надлежащей глубины, и издержки, полагая на десятину 12 шил. вознаградятся с лихвою. Так называемая мертвая земля разпаханная обыкновеаным образом для плодоносных растений извлекающих свою пищу с поверхности земли не годится, но она хороша для табаку, который глубоко укореняется.

3. А как хорошее возрастание прозябения зависит наиболее от того, чтоб нива не имела ни глыб, ни коры, то и надлежит для втораго и третьяго распахивания весною выбирать полусухую погоду. Сим не столь дорогим, но тщательным обработыванием, табачное поле год от году боле будет становиться пригодным для садоводства, и постепенно умножать прибыль. Не задолго до посева табаку земля разборанивается и укатывается; от сего земля долее удерживает, в себе влажность, И растение не находя препятствий укореняется тверже и скорее; при сем не нужно его подсаживать или исправлять. Растение подсаженное несколькими днями позже скоро заглушается первым.

Сказав вообще о посеве табаку упомянем теперь о некоторых опытах относительно посева разных пород онаго.

1) Табак Азиятский.

Сей табак продается вдвое дороже противу обыкновеннаго табака; он бывает еще дороже, когда возделывается и приводится в брожение так, как требует его натура. За ним надобно ходить как за садовым растением. Если его коренья сойдутся с глыбами, или по причине, твердой, не довольно глубоко распаханной земли идти далее не могут, то растение рано всходит, и прибыль получается в половину менее.

Растение сажать надлежит на 3/4 фута одно от другаго, дабы они друг друга не закрывали, и чтоб роса и солнце могли на него действовать надлежащим образом. Оно в тени, и мало получая росы, и света от солнца растет худо.

Простой табак требует полотья, напротив того для Aзиятскaгo табаку, коего листья с начала стелются по земле, раннее полотье вредно. Коль скоро растение взойдет, то надобно его полоть, и при том до перваго листа обсыпать землею кругло. Головка с сего растения снимается тогда когда у ней покажется стебель. Срывать головку прежде не годится, потому что подле раны на мякоти выдет скорее новая головка. Тоже самое случается и при оторвании побочных отпрысков; их обрывать надлежит тогда, когда стебли несколько затвердеют, но и то не 4 или 5 раз.

У Азиятскаго табаку надлежит с начала оставлять 8, а наконец 14 листов. Если на листьях, появятся желтыя пятна, то cиe значит, что табак созрел. Количество и доброта табаку много возвышаются, если выдергивают его зрелый из земли вместе со стволом, и ставят на 8 или 10 дней; тогда лист вбирает в себя жадно остальный сок из ствола и мало по малу засыхает, от чего землистый вкус теряется совершенно.

Потом листья обрывают, и когда они завянут, тогда связывают их соломою в пучки. Работникам надлежит наказывать, чтоб они листья складывали не плотно. В анбарах должен быть всегда свежий воздух. Все cиe для Азиятскаго табаку тем необходимее, что он по причине жирных его частей в душных анбарах, и при продолжительной влажной погоде легче всякаго другаго табаку переходит в гнилость. B сем случае связки надлежит перетрусишь и опять повесить.

Белое вещество показывающееся на стеблях во время сушения, не есть плесень, но селитра, теряющаяся при брожении. Сей табак познается тогда сухим и способным к отсылке или брожению, когда раздавленный стебель не будет иметь сырости.

Азиятский табак не должно складывать в папуши как обыкновенный табак. Большия папуши перевязанныя соломою сколько для провоза неудобны, столько препятствуют еще надлежащему брожению, в которое он и без того приходит с трудностию. Посему его связывают или так как Венгерский табак по 50 листов, перевязывая у начала листа ниткою, или по 4 листа, при чем можно его нажать теснее, так чтоб наружный воздух не имел над ним никакого действия.

Главное дело состоит в том, чтоб он совершенно убродился, если надобно, чтоб он потерял свою одуряющую крепость, и чтоб открылись приятныя его составныя части. А как при складывании и обертывании внешние листья привести в совершенное брожение очень трудно, то кладут их в другой табак, который убраживается легче, при чем получает он от них приятный запах. Таким образом можно Азиатский табак держать безопасно 6 и 8 недель, пока нужно будет его обертывать.

Если табак убродится как надобно, то можно его и в первый год употреблять для нюхания и курения. Он получает доброту свою от времени. В виде курительнаго табака не требует он протравы, и может быть смешан с худыми листьями.

Азиятскаго табаку получается с десятины при обыкновенном навозе и хождении 6 центнеров. В прошлом году продавали его по З0, в сем же году по 22-28 шиллингов; напротив того обыкновенный табак, полагая с десятины 8 центнеров и по 12 шиллингов, приносит доходу только 6 шил. Впрочем издержек выходит едва ли более 5 шил лингов. При хождении за табаком, так как за садовым рacтeниeм можно бы было получить доходу несравненно более.

Я вывешивал семена многих стволов Азиятскаго табака, мною самим с великим тщанием возращенныя, и нашел, что каждый ствол дает вообще покрайней мере 4 лота чистых семен. Десятина с 8000 растениями, есть ли вычисление по особенным совершенным семенным стволам не обманчиво, дает 1000 фунтов или 10 малтеров семен полагая малтер в 100 фунтов. Cии семена, битыя в холоду дают, по общему суждению, превосходное сладкое масло, которое можно употреблять в пищу, на приго товление мыла, на смачивание шерсти и пр. с великою выгодою, и если как сказано в Ганноверском магазине (1781. стр. 751 и 1790 стр. 272) один Гейдельбергский малтер дает 40 фунтов масла, то с десятины в 400 фунтов, полагая фунт по 15 крейцеров получилось бы доходу 100 шилингов. Если мы к тому прибавим еще 2,5 центнера листьев по 62 шил. полученных от семенных стеблей, то действительно весь доход превышал бы прибыль получаемую от листоваго табаку, и гораздо выгоднее засева маку и репы в том отношении, что последние часто бывают подвержены медвяной росе и проч.

Если от семеннаго ствола до созревания оборвешь большую часть его листьев для вящшаго образования семен, то земля от того неистощается; ибо я нарочно для сего и на той же самой садовой земле, на которой в прошлом году сеял семена Aзиaтcкaгo табака, посеял в нынешнем годе семена Виргинскаго табака без всякаго дальнейшаго удобрения, и вышина и толщина стебля рост, совершенство семенных коробочек ни в чем не уступали табаку полученному в прошлом годе. Между тем обыкновенно по снятии табака тоже поле засевают репными семенами; таким образом получается еще 8 малтеров репы (на 88 шилинг.), следовательно две выгодныя жатвы в год. Сей вторый посев Азиатскому табаку, требующему для своего созрения 4 не дели, по видимому препятствует. Но при обыкновенном посеве (ибо до окончательнаго возделывания сада озимый посев не годится) можно между обнаженными от листьев семенными стеблями по уравнении куч высевать ровно репныя семена.

Не смотря на все сии большия выгоды, получаемыя от тщательнаго посева Aзиaтскаго табаку, селянин его не любит чаcтию потому, что он еще не знает от него выгоды, частию же и потому, что оное растение требует гораздо большаго присмотра. Для него казалось бы гораздо выгоднее посеят в сем году тaбaк Виргинский.

2) Табак Виргинский с толстыми жилками.

Онаго при обыкновенном посеве и хождении получается более нежели обыкновеннаго табаку, а при том еще он дороже Азиатскаго. Сей Виргинский табак, а особливо когда он не имеет надлежащаго удобрения и присмотра, всякой знающий ботанику может легко отличить от обыкновеннаго табаку. Купцы и фабриканты удостоверяются в хорошей его доброте не прежде как после брожения по запаху и вкусу, и потому он в тех местах, где его сеют с обыкновенным табаком, по причине легкаго в нем обмана со всем почти не уважается. По сей самой причине советую я не одним крестьянам, но целым обществам тщательно смотреть, чшоб похожий на него Пфальцский табак (Nicotiana tabacum) не подмешивали. Также надлежит смотреть, чтоб cиe семя, до того времени, пока чрез несколько лет нужно будет для отвращения ему перерождаться приобретать новыя семена из их родины, по причине легкой подмеси цветов, сеять не на поле, но в садах далеко отобыкновеннаго табаку.

Удобрение, посев и хождение за Виргинским табаком несколько отлично от посева и присмотра за табаком Азиатским. Будучи разсажен на два фута дает более центнеров нежели посаженный ближе. Гораздо лучше при созревании обсыпать его как Азиатский табак землею, но еще лучше того ствол снизу обрезывать, и когда он довольно завянет, вешать его, на нитке в capaе, от чего он делается добротнее и тяжелее, и меньше потребно издержек для его связывания.

Когда ствол довольно высохнет, тогда обрывают листья, и как обыкновенный табак связывают соломою в папуши или, поступают так как Американцы с их лучшим табаком: тяжелый табак отделяют от, легкаго, каждый лист складывают чтоб жилки приходились на жилки, и сложив таким образом 50 листов связыва ют их узкими табачными листьями толщиною на 5 или 6 дюймов, и утверждают конец вязательнаго листа, крепко стянув с жилковатой стороны чрез весь пучок. Купцы охотно принимают на себя издержки за увязку.

Стебли употребляются ч