Рейтинг@Mail.ru


Д. К. Соловьев

Типы организаций способствующих охране природы


II. Хозяйства.

Эта группа объединяется одним основным признаком, вытекающим из самаго понятия "хозяйство". Под хозяйством мы подразумеваем такую организацию, которая эксплоатирует те или иные объекты живой природы, не растрачивая основного фонда, а пользуясь лишь естественным приростом, т. е. сохраняет равновесие в производительности природы. Благодаря этому хозяйства должны постоянно обладать запасами хозяйственных объектов и являются по отношению к ним как бы резерватами или хранилищами. Разумеется, реч идет только о т. н. правильных хозяйствах, те же хозяйства, в которых использование объектов превышает естественный прироста, являются организациями хищническими и, как осужденныя на уничтожение, не подлежать нашему разсмотрению. Надо еще помнить, что мы будем касаться только тех хозяйств, которыя имеют отношение к объектам дикой природы, а не культурной, и потому, например, сельское хозяйство (в узком смысле слова) нас не интересует, точно также, как, например, и птичник (домашней птицы).

Понятие хозяйство, само но себе, обусловливает обыкновенно известную затрату труда и капитала в каких бы экстенсивных формах оно ни велось, так как всегда необходима организация учета, охраны, общее наблюдение и пр. Объекты хозяйства - будь то дичь, рыба или лес - представляют из себя в конечном счете продукты затраты труда и капитала и должны разсматриваться обязательно в этой плоскости, в отличие от безхозяйственных произведений природы, являющихся даровою полезностью. Регулирование свободной эксплоатации природных богатств одними общегосударственными законами не достигает обыкновенно цели и хозяйственная форма эксплоатации одна только может спасти от уничтожения многих представителей дикой природы.

Что мы видим на печальных примерах законов охотничих, лесоохранительных и др.

В этом отношении, правильным хозяйствам суждено, быть может, сыграть не менее важную роль, чем заповедникам, так как образование последних связано с расходами, тогда как хозяйства могут быть весьма доходны, и потому более многочисленны.

Все хозяйства мы можем разбить на экстенсивный и интенсивный.

Экстенсивныя хозяйства связываются с более или менее значительными площадями и в громадном большинстве случаев не имеют замкнутых границ, почему и являются обыкновенно разсадниками животных по своей периферии. Но экстенсивное хозяйство возможно и на больших островах (напр. Командорских), где функции, его, как разсадника, уже отпадают. Помимо немногих исключений, хозяйства этого типа могут быть вообще названы открытыми или свободными. Главный производительный фактор в экстенсивном хозяйстве относится на счет природных условий, при общем наблюдении, охране и нокровительстве человека. Чем больше проявляется это покровительство и участие человека в производительности природы, тем ближе мы подходим к интенсивному хозяйству, которое в наиболее чистой форме характеризуется небольшими замкнутыми площадями, где жизнь животных и растений протекает при непосредственном вмешательстве человека или даже прямо на его глазах (в питомниках). Между обоими родами хозяйств существуете много промежуточных стадий, делающих переход незаметным, как, например, все т. н. культурныя хозяйства. В общем можно сказать, что к интенсивным хозяйствам мы относим парки и питомники, а к экстенсивным - все остальныя.

Экстенсивныя хозяйства. Экстенсивныя хозяйства могут иметь своими обектами самых разнообразных представителей флоры и фауны, но мы разсмотрим здесь лишь наибодее важныя типы, к каковым относятся охотничье хозяйство, рыбное, десное и, стоящие несколько особняком, инородческие резерваты.

Охотничье хозяйство имеет своей задачей создать такия условия для существования охотничих животных, при которых труд охотника вознаграждался бы возможно полнее, но без ущерба для основного хозяйственнаго фонда. Охоту мы понимаем как добывание диких зверей и птиц в свободном состоянии всякими способами. Из этого, конечно, не следует, что все способы повсюду допустимы и ограничения истребительных приемов, помимо общегосударственных законов, должны проводиться в охотничьих хозяйствах, как одна из первых мер. Сообразно тому, что охоту вообще можно разделить довольно резко на промысловую и спортивно-любительскую, охотничьи хозяйства делятся на промыслово-охотничьи и спортивно-охотничьи. Промысловая охота имеет целью экономическое использование объекта охоты, тогда как любительская (спортивная) охота имеет своей основой удовлетворение охотничьей страсти, причем экономические интересы не являются господствующими.

Идея промыслово-охотничьяго хозяйства, являющагося на смену свободнаго, хищническаго подьзования промысловыми животными, появилась очень недавно, и, насколько нам известно, почин в этом деде принадлежите России. Наиболее характерным промыслово-охотничьим хозяйством являются Командорские острова, а также Казыр-Сукское хозяйство, к организации котораго приступлено в 1916 году, затем т. н. эксплоатационный участок при Баргузинском заповеднике. Промыслово-охотничьи хозяйства могут примыкать к охотничьим заповедникам или быть самостоятельными. Способы ведения этих хозяйств могут быть весьма различными, смотря по местности, и даже общие принципы находятся еще частью в стадии разработки, но основная цель их остается ясной: поддержать, или развить охотничий промысел в тех местах, где он является единственным или существенным фактором в экономической жизни населения. Помимо прямого своего назначения, предполагается, что промыслово-охотничьи хозяйства помогут привить промысловому населению правильные взгляды на охотничьи богатства вообще, а опытно-показательныя учреждения, устриваемыя при хозяйствах, будут способствовать развитию новой, весьма доходной, отрасли мелкой промышленности - промышленному звероводству.

Спортивно-охотничьи хозяйства несравненно больше распространены, нежели предыдущее. Можно смело сказать, что если мы еще встречаемся в некоторых местах с различными животными, то обязаны этим спортивно-охотничьим хозяйствам. Особенно резко это заметно на Западной Европе, где при тесном населении никакие законы не могли бы урегулировать истребление дичи. Значение охоты вообще, а любительской в частности принято у нас в России преуменьшать настолько, что могут показаться невероятными случаи, когда спортивно-охотничье хозяйство, как более выгодное ведется в ущерб лесному и сельскому.

Для владельцев земли, получающих доход в виде арендной платы, а также и от продажи убитой дичи.

Спортивно-охотничьи хозяйства можно подразделить еще на простыя (или примитивныя) и культурныя. Простыя спортивно-охотничьи хозяйства характеризуются применением простейших способов для достижения своих целей и ограничиваются почти исключительно охраной дичи от посягательств со стороны человека или от хищников. Сообразно этому, а также затратам труда и капитала и результаты здесь достигаются значительно более скромные, чем в культурных спортивно-охотничьих хозяйствах, где дело не ограничивается охраной, а существует еще уход за дичью и дичеразведение. У нас в России широко распространен тип простого хозяйства, которое применяется громадным большинством охотничьих обществ, тогда как культурныя хозяйства очень немногочислены. В Западной Европе культурныя хозяйства распространены достаточно широко и часто соединяются с зоопарками и зоофермами. Надо добавить ко всему, этому, что ведете правильных охотничьих хозяйств в населенных местах требует особенно много внимания, знания и любви к себе и потому широкое развитие этих хозяйств (количественное и качественное) станет невозможным, если будет сильно стеснена частная инициатива. Интересно одновременно отметить грандиозныя государственныя охотничьи хозяйства простого типа в Африке, на Цейлоне, в Америке, которыя привлекают ежегодно тысячи спортсменов, оставляющих в пользу местнаго населения и государств миллионы в виде плат за услуги, перевозки, налоги и пр. Подобныя охоты доступны лишь сравнительно богатым людям, благодаря чему избегается чрезмервый наплыв охотников.

Весьма близко к охотничьему хозяйству стоить лесное хозяйство. Эти два вида хозяйств часто как бы дополняют друг друга и при разумной постановке дела возможна наивыгоднейшая эксплоатация данной лесной площади. Собственно говоря, каждое лесничество представляет из себя лесное хозяйство, но и тут, как в предыдущих случаях, степени внимания человека к лесу могут быть различны. Какое либо западно-европейское лесничество, где каждое дерево пересчитано, ведется борьба с вредителями леса, производятся подсадки, стоит в таком же отношении к какому-нибудь сибирскому лесничеству в миллиовы десятин, охраняемых тремя лесниками, как культурное охотничье хозяйство к простому.

Рыбное хозяйство может быть промысловым и любительским. Первый тип наиболее распространен как в морях, так и в пресных бассейнах и даже служит предметом международных соглашений. Ведение промысловаго рыбнаго хозяйства выражается, главным образом, в назначении периодических запретных сроков, в регулирование величины ячейки рыболовных сетей для охраны молоди и пр. Котиковое хозяйство, благодаря международному соглашению, регулируется запрещением бить котиков в море, точным учетом и иазначением к убою определенных животных на лежбищах, допущением, как орудия убоя, только "дрыгалки" и пр.

Любительское рыбное хозяйство в России развито очень сиабо, тогда как в Европе форелевыя речки, например, предназначенныя специально для спортсменской ловли удочкой, не представляют редкости, охраняются и от аренды их выручается значительно больше, чем то стоит вылавливаемая рыба. Следовательно, и тут мы встречаемся с эксплоатацией охотничьей страсти, выгодной для населения вообще, но стеснительной для отдельных любителей.

Переходя к инородческим резерватам, нам придется сначала несколько отвлечься и пояснить ту идею, какая должна лежать в основе наших разсуждений. Приведем выдержку из прекраснаго доклада профессора Саразена, читаннаго на Конференции по международной охране природы в Берне в 1913 году.

"Мировая охрана природы". Изд. Постоянной Природоохр. Комисоии при Русск. Геогр. 0-ве, вып. № 2, стр. 65.

"Не все еще задачи, которыя берет на себя мировая охрана природы, исчерпаны. Осталась самая важная и самая прекрасная - спасти от уничтожения последние остатки примитивных племен диких народов и сохранить их по возможности нетронутыми для будущих поколений. Мы должны считать себя счастливыми, что благосклонная судьба сохранила до наших дней человеческия племена, которыя по их образу жизни и по их мышлению представляют, как этому учить эргология, некоторую фазу иди стадию нашей собственной культуры. Наблюдая за жизнью и нравами этих примитивных народов, мы как бы разсматриваем со стороны наше собственное прошлое. Безконечно важно поэтому сохранить для науки, для нас самих и для будущих поколений эти остатки прошлых времен, каким то чудом сохранившиеся до настоящаго времени. Что спасение этих народов от уничтожения составляет такую же обязанность мировой охраны природы, как и спасете других животных, сомневаться в этом нельзя тем, кому известно, какая тесная связь существует между чедовеком и животным, кто знает, что человек и животное родственны по крови, и что, как показывают новейшия изследования, это справедливо не только в физиологическом отнршении, но и в психическом.

См. по этому поводу замечательную книгу Karl Krall. Denkenge Tier. 2 ed. 1912.стр. 65.

Если мы стремимся спасти от гибели животных, то тем более является нашей обязанностью поставить в условия действителной охраны первобытнаго человека, т. е. самаго благороднаго из всех существ, живущих в диком состоянии".

Мы не будем дольше останавливаться на этом интересном вопросе и отсылаем интересующихся к упомянутому выше докладу, а также к трудам, трактующим о вымирании инородцев. Добавим только со своей стороны, что помимо этической точки зрения на данный вопрос следует принимать во внимание и интересы государственнаго порядка, которые гораздо легче прививаются как правительствам, так и массе населения. Мы говорим о том, что многия северныя окраины обитаемы лишь благодаря инородцам с их оленным и пр. хозяйством, вести которыя представители высшей расы пока не способны. Выводы отсюда ясны и нам кажется, что при теперешнем переустройстве русскаго государства, неустанно сдедует напоминать и настаивать на правильность и гуманном разрешении инородческаго вопроса, всегда бывшаго парией в государственной жизни. Одной из важнейших мер инородческой политики мы считаем предоставление отдельным племенам особых территорий, недоступных для вторжений посторонних и обезпечивающих существование инородцев применением исконных охотничьих промыслов, оленеводства и пр. Такия территории удобнее всего было бы называть "инородческими резерватами" в отличие от обыкновенных хозяйств, так как в нашем случае мы имеем и хозяйство - (охотничье, оленное) и охрану самих хозяев; слово "резерват" даст нам понятие о сохранившихся запасах первобытной природы и первобытнаго челокека, как нечто объемлющее представление о заповеднике и хозяйстве.

Выделением инородческих резерватов мы удовлетворим хотя бы элементарное чувство справедливости по отношению к бывшим хозяевам пространств, безцеремонно занятых белой расой, принесшей с собой болезни и пороки.

Благодаря неспособности инородца противостоять натиску и соблазнам эксплоататоров, необходимо, конечно, ввести высший государственный контроль, обезнечивающий принятыя меры охраны. В этом роде мы знаем шаги, предпринятые Данией по отношению к гренландским эскимосам: 1) запрещается свободный везд иностранцев в Гренландию, 2) совершенно запрещен ввоз алкоголя, 3) введен медицинский осмотр путешественников и судового экипажа.

В Америке часть индейцев живет в заповедниках, но янки стараются их цивилизовать. Относительно этой последней возможности, надо сказать, что не всегда на нее можно разсчитывать. Вот, что говорил в 1896 г. Портмен по поводу цивилизаторских попыток европейцев: "Псевдо-дикие, заимствовавшие пороки тех рас, с которыми они пришли в соприкосновение, но интеллектуально неспособные усвоить их добродетели, заслуживают большаго презрения, чем настоящие дикие.... На основании продолжительнаго опыта было доказано, что андаманцы неспособны понять христианство, так же как и другия отвлеченныя идеи. Но превосходство их нравов и полное неведение многих пороков ставят их морально выше большинства рас одинаковаго с ним уровня, но переведенных в христианство. Поэтому, лучше оставить их такими, как они есть".

"Мировая охрана природы", стр. 68.

В России правительственным экспедициям по изследованию охотничьих промыслов пришлось вплотную подойти к вопросу об устройстве инородцев-охотников и баргузинской экспедицией был выделен по берегу Байкала специальный охотничий участок для тунгусов Шемагирскаго рода. Саянская экспедиция наметила, т. н., Карагасскую территорию, примыкающую с востока к Саянскому заповеднику, но по независящим обстоятельствам закончить пока эти интересныя работы не пришлось. Вообще же надо сказать, что существование большинства первобытных племен настолько тесно связано с охотничьими промыслами, что невозможно отделять один вопрос от другого и они должны рассматриваться в совокупности. Инородческие резерваты явятся не только антропологическими памятниками, но, как и другия хозяйства, будут способствовать сохранению фауны и флоры, так как, при уничтожении последних, резерват не может существовать.

Интенсивныя хозяйства. Интенсивная хозяйства (углубленное, напряженное, сосредоточенное) характеризуются, как уже отмечено, небольшими, замкнутыми площадями, где жизнь животных и растений протекает при непосредственном вмешательстве человека или даже прямо на его глазах. При таком способе ведения хозяйства возможно достигнуть максимальных результатов по отношению к единице площади. Замкнутость может быть достигнута различными способами - при помощи естественных ограждений (напр., острова, горныя котловины, территории, огражденныя непроходимыми горными хребтами и водой и пр.), или искусственных загородок (заборы, сетки, засеки и пр.), или, наконец, из различных комбинаций упомянутых ограждений (напр., полуострова, отгороженные от материка изгородью). Таким образом, естественными разсадниками в окружающую местность интенсивныя хозяйства быть не могут. Это касается, конечно, главным образом, зоохозяйств, так как способность растений разселяться проявляется не так быстро и резко, как у животных, и потому при сохранении остальных признаков "фитохозяйства" могут и не быть ограждены, а только обособлены.

Интенсивныя хозяйства можно подразделить на две крупныя подгруппы: парки и питомники.

Под парком мы подразумеваем более или менее обширную огражденную площадь, где организмы существуют в естественной (относительно) обстановке, не находясь постоянно на глазах человека; питание производится естественным путем и человек участвует лишь в подкармливании.

Словом "parc (park)" обозначается на франпузском языке парк (растительный), зверинец и даже садок для устриц. "Parquer" - отгораживать, ставить в ограду; "Parquet" - перегороженное место (в трюме).

Расчленяя парки далее, мы выделим зоопарки, т. е., парки для животных и ботанические парки - парки для растений. Оставляя посдедние в стороне, так как особых пояснений они не требуют, мы увидим, что зоопарки делятся опять на зверинцы (парки для млекопитающих), на птичьи парки и на рыбные парки. Идя еще дальше, мы сможем выделить искусственно-огражденные, естественно-огражденные, смешаннаго типа, промышленные, любительские и пр. парки. Мы не будем разбираться в этих мелких признаках, которые понятны сами по себе. Укажем только, что птичьи парки, где разводятся фазаны, куропатки и пр., аналогичны зверинцам и хотя у нас почти не встречаются, но в Западной Европе мы видим соответствующие примеры.

См. работу В. Я. Генерозова: "Промышленное разведение серебристо-черных лисиц и песцов в Северной Америке". Изд. Департ. Земл., 1916 г.

Под рыбными парками мы подразумеваем отдельные замкнутые водоемы (озера, пруды и пр.), в которых ведется определенное хозяйство. Зоопарки могут быть создаваемы или исключительно как любительския предприятия, с эстетическими целями или спортивными, или лишь научные, показательные и пр., или же как промышленные - это будет один из видов промышленнаго звероводства (и дичеводства). Наконец, эти дели могут смешиваться в различных пропорциях. Как на пример любительскаго зверинца можно указать на бывший Гатчинский зверинец, который теперь преобразовывается в учебно-показательный. Крупные маральники представляют из себя промышленные зверинцы, тогда как неболыние приближаются к зоофермам. Наконец, остр. Аскольд у Владивостока является зверинцем, где рядом с спортивно-охотничьими интересами достигаются и экономические.

Под термином питомник мы понимаем огражденную или обособленную площадь небольшого размера, могущаго доходить до нескольких квадратных саженей, на которой животныя или растения существуют в более или менее искусственной обстановке, находясь под непрерывным наблюдением человека; питание производится исключительно при помощи человека (для животных) и вообще вмешательство человека в жизнь животных в растений достигает высокой степени. Точно так же, как и парки, питомники делятся на питомники животных - зоофермы и питомники растений. Из зооферм мы можем выделить звероводныя зоофермы (лисоводныя, песцовыя, мелкие маральники и пр.), птичьи садки или вольеры (фазанники и др.) и рыбоводные заводы (форельный и пр.). То, что сказано относительно промышленных и любительских парков, можно отнести и к питомникам. В заключение можно добавить, что если экстенсивный хозяйства часто играют роль естественных разсадников, то интенсивный могут служить разсадниками искусственными и благодаря легкости пересадки животных из одного места в другое имеют важное значение в деле разведения полезных видов на свободе и взаперти, а также для освежения крови.

В каталог