Рейтинг@Mail.ru Григорьев А.А. Субарктика

VIII. Типичнейшие варианты физико-географического процесса равнинной Cубарктики

Западный (Мурманский) вариант

Географическое положение и его обусловленность. Нам остается еще рассмотреть особенности физико-географического процесса Субарктики в условиях морского климата с мягкой зимой. Наилучшим образцом таких условий является Мурманское побережье (начиная от мыса Святой Нос), находящееся под непосредственным воздействием теплого незамерзающего моря и поступающих со стороны последнего воздушных масс. Правда, здесь выражена лишь, южная подзона прибореальной зоны Субарктики, располагающаяся узкой полосой вдоль самого побережья, где высоты не велики, не превышая 100-150 м. Далее, в глубь Кольского полуострова высоты становятся значительнее, что делает господствующие там условия несравнимыми с рассмотренными выше вариантами равнинной Субарктики. Участие в циркуляции атмосферы морских воздушных масс, формирующихся над сравнительно теплыми участками северной Атлантики, обеспечивает большее, чем в восточноевропейской Субарктике, среднее содержание влаги в атмосфере в течение 10 месяцев в году, за исключением лишь июля и августа. Это является важным фактором, повышающим величину радиационного баланса за счет увеличения поглощения атмосферой длинноволнового земного излучения. Зимою, кроме того, в том же направлении влияет очень большая облачность, понижающая земное лучеиспускание; весной и осенью то же значение имеет более ранний, чем в восточноевропейской Субарктике, сход снега, уменьшающий отражение солнечной радиации в мировое пространство. В связи с этим типичные для Субарктики показатели радиационного баланса в общем должны располагаться в указанном районе севернее, чем в восточноевропейской Субарктике и притом чем дальше на запад, тем на более высоких широтах. Отсюда смещение южной границы Субарктики на север до 2° широты на западном Мурмане.

Зимние условия. Достаточно энергичная циклоническая деятельность атмосферы обусловливает относительно частые вторжения теплых масс морского воздуха с незамерзающих морских пространств, расположенных на северо-западе и западе. Это делает зиму более мягкой и менее продолжительной, чем в восточноевропейской Субарктике. Средняя температура наиболее холодного месяца (февраля) держится здесь около -9.5°, т. е. она на 10°С выше, чем на юге восточноевропейской Субарктики. Число месяцев с отрицательными средними температурами сокращается здесь до шести (ноябрь - апрель) вместо обычных восьми. В связи с этим и средняя годовая температура здесь лишь на несколько десятых градуса ниже точки замерзания, тогда как в Пустозерске сна равна - 4.4°. С этим связано отсутствие в описываемом варианте физико-географической Субарктики (по крайней мере на юге) вечной мерзлоты, та>к как она существует лишь там, где в связи с холодной зимой средняя годовая температура значительно ниже нуля.

При средней годовой температуре, близкой к точке замерзания, как на Мурмане, существование вечной мерзлоты невозможно, так как температура поверхностного слоя земной коры, как правило, несколько выше средней температуры воздуха. В этом сказывается влияние снегового покрова на отдачу тепла литосферой, которое может повышать температуру ее поверхности более чем на один градус (Hogbom, 1914, § "Eisboden"). Обычно разница между указанными средними годовыми температурами бывает несколько больше за счет приноса в почву тепла летними атмосферными осадками, разницы между летними температурами земной поверхности и воздуха на высоте метеорологической будки и т. п. (Хргиан, 1937). Защищаемое Л. Геймом (Heim, 1931) мнение, будто вечная мерзлота отсутствует в Кольских тундрах потому, что она вообще не образуется в скальных грунтах за отсутствием в ник воды, представляет собой явное недоразумение. Количество зимних осадков, очень близкое на Мурмане к таковому на юге восточноевропейской Субарктики, связано с аналогичным развитием циклонической деятельности. Вместе с тем радиационный баланс, как мы видели, должен здесь складываться несколько благоприятнее, чем в восточноевропейской Субарктике.

Отсюда вывод, что несоответствие основных энергетических факторов климатического процесса, а равно и тепла и влаги должно быть здесь несколько меньше, чем там.

Мощность снегового покрова во все зимние месяцы на Мурмане несколько ниже, чем в восточноевропейской Субарктике вследствие более частых зимних оттепелей. Мощность снега нарастает, как и там, постепенно до апреля. Максимум ее не превышает 60 см. Ограниченное зимнее выхолаживание литосферы, со всеми описанными условиями, исключает образование здесь долголетних почвенных льдов. Ничтожны здесь и солифлюкционные процессы. Морозное вспучивание, обусловленное сезонным промерзанием почвы, тоже мало эффективно. Поэтому связанный с перечисленными факторами тундровый микрорельеф на Мурманском побережье отсутствует или слабо выражен. Зато морозное выветривание может итти несколько успешнее, чем в восточноевропейской Субарктике.

Условия теплого полугодия. Теплое полугодие на Мурмане, так же как и зимнее, характеризуется значительной циклонической деятельностью атмосферы, однако поступающие сюда в связи с зтим воздушные массы арктического происхождения еще над Атлантикой теряют часть своих характерных свойств и становятся менее холодными и более влажными, чем в восточноевропейской Субарктике. В связи с этим изотермы летних месяцев сильно отклоняются здесь к северу, и средняя температура в большинстве случаев мало отличаетсяот таковой в Пустозерске. Она, как правило, лишь на несколько десятых градуса ниже, чем там, несмотря на значительно более высокие широты. Зато наиболее теплый месяц, июль, с его пониженной на Мур-мане абсолютной влажностью воздуха, обладает более низкими, чем на юге восточноевропейской Субарктики, средними месячными температурами, держащимися около 9-11° С. Период, лишенный устойчивого снегового покрова, продолжается на Мурмане около 5% месяцев; недели две весной и недели три осенью имеется неустойчивый снеговой покров.

Количество осадков на Мурмане в летние месяцы мало отличается от такового на юге восточноевропейской Субарктики. Выше мы уже отмечали, что летние средние месячные величины радиационного баланса на Мурмане должны быть несколько выше, чем на юге восточноевропейской Субарктики, за исключением июля и отчасти августа. Поэтому физическое несоответствие основных энергетических факторов климатического процесса и несоответствие тепла и влаги, столь ярко выраженные в восточноевропейской Субарктике, на Мурмане представлены несколько слабее, ло крайней мере в начале теплого периода (до июля) и в его конце.

Отсутствие в западном секторе Субарктики вечной мерзлоты позволяет эрозионно-денудационным процессам развиваться значительно энергичнее, чем в восточноевропейской Субарктике. Процессы протекают в общем по типу, характерному для соседних зон умеренного пояса. Большая продолжительность в западном секторе по сравнению с восточноевропейским сезонов с температурами, часто переходящими через 0°, обусловливает на Мурмане более энергичное механическое выветривание, а тем самым и более энергичное образование на скальных субстратах каменных россыпей, большее изборождение скал системами глубоких трещин, большее выветривание валунов внутри моренных отложений, доходящее нередко до превращения их в дресву и т. п. Более энергичные денудационные процессы, не угнетаемые вечной мерзлотой, обусловливают усиленный вынос из коры выветривания мелкозема и быстрое освобождение от него коры выветривания на скальных грунтах.

Моренные наносы также сильно денудированы с поверхности, почему валуны здесь сильно выступают наружу. Благодаря довольно быстрому росту здесь мхов и лишайников такие валуны постепенно обрастают этими растениями; в конце концов валуны приобретают внешность невысоких тундровых бугров и образуют мелко-бугристый микрорельеф совершенно особого рода (с каменными ядрами). Среди таких бугров вкраплены бугорки с торфяным ядром. В связи с более интенсивным, чем в восточноевропейской Субарктике, ростом мхов, на Мурмане, под моховой дерновиной образуется более мощный, чем там, торфяной горизонт до 10-15 см толщины. Он широко распространен на различных субстратах. Разрастаясь на каменных россыпях, расположенных на более или менее плоских элементах рельефа, тундровые мхи образуют мохово-торфяной покров, прикрывающий россыпи лишь сверху, так что пустоты между каменными глыбами остаются незаполненными (Григорьев, 1932). Водное питание такого покрова, помимо дождя, должно происходить за счет воды, испаряющейся с поверхности подстилающего россыпь скалистого основания, обычно покрытого тонким слоем воды. Там, где торфяной горизонт непосредственно налегает на более или менее мелкоземистый грунт, на дренированных площадях почвенный процесс развивается уже не по чисто торфяному, а по торфяно-подзолистому типу, даже на тяжелых суглинках, что становится возможным вследствие отсутствия вечной мерзлоты, не мешающей здесь почвенным водам проникать вниз. Правда, в Мурманском секторе Субарктики подзолообразование на тяжелых грунтах задерживается на первоначальном этапе развития; оно не отражается на внешности почвенного профиля и может быть обнаружено лишь химическим анализом. На менее тяжелых грунтах обычно господствуют разновидности скрыто и слабо-подзолистых почв,- последние главным образом на супесях и песках. Слабая интенсивность подзолообразования связана с очень низкими температурами почв, чему кроме климатических условий способствует широкое распространение изолирующего торфяного горизонта.

На подзолистый процесс, характерный для северных зон умеренного пояса, очень часто налагается (даже на дренированных участках) типичный для Субарктики глеевый процесс, получающий здесь развитие главным образом в период оттаивания зимней мерзлоты. Значительная влажность почв летом способствует сохранению тех или иных признаков оглеения и в этот сезон.

Подводя итоги сказанному, нельзя не отметить, что хотя эффективность процессов выветривания здесь выше, чем в восточноевропейской Субарктике, но и процессы эрозии, денудации и выноса растворимых почвенных элементов еще эффективнее и что, следовательно, интенсивность гидро-геоморфологического процесса в Мурманской Субарктике выше, чем в восточноевропейской.

Господствующая в Мурманской Субарктике на более или менее равнинных (невысоких) площадях кустарниковая тундра усыпана значительным количеством голых пятен, главным образом на особенно открытых для ветров местах, например, на выдающемся в море мысе Святой Нос. В несколько более защищенных от ветра местах тундровых пятен гораздо меньше, и они сравнительно небольшой величины, хотя зимние ветры здесь вообще значительно сильнее, чем в восточноевропейской Субарктике. Зато летние обладают меньшей скоростью, чем там. Все это, как и отмеченная выше большая, чем в восточноевропейской Субарктике, интенсивность развития мхов и лишайников, говорит о том, что в западной Субарктике условия для развития тундровой растительности несколько благоприятнее, чем там. Об этом свидетельствует и то, что к обычным тундровым кустарникам здесь на юге субарктического пояса присоединяются кустарниковые формы настоящей березы (береза Кузьмищева) и сланцевые формы можжевельника. Правда, и те и другие встречаются лишь на самых благоприятных для произрастания элементах рельефа. В обычных ернико-полукустарничковых группировках здесь значительное участие принимает черника, характерная не для Субарктики, а для соседней лесотундры.

Обычные для глубоких долин и закрытых от ветров логов юга Субарктики лески представлены здесь березничками высотой от 2 до 8 и, с отдельными деревцами рябины и осины. По сильно увлажненным, хорошо дренируемым и прогреваемым логам, т. е. на наилучших местообитаниях, растительный покров состоит из кустарников ив и карликовой березки и разнообразной травянистой растительности, среди которых особенно характерны купальщица европейская, белая чемерица, шведский, лапландский и мутовчатый мытники, гречишник живородящий, шведский дерн, болотная герань, двуцветная фиалка и др. (Цинзерлинг, 1935, стр. 5 и сл.).

Животное население Мурманского сектора южной Субарктики несколько богаче таковой большеземельского сектора (в отношении форм, питающихся наземными кормами) за счет увеличения числа бореальных видов (воробьиных, мышевидных грызунов и т. п.). В остальном фауна сухопутных позвоночных очень близка к большеземельской, хотя некоторые формы заменены другими; так, например, вместо обского и копытного лемминга здесь водится норвежский лемминг, с большим черным пятном на передней трети спины (Есипов, 1937, стр. 10). Из хищников кроме обычных изредка встречается росомаха. Фауна водоплавающих птиц пресноводных водоемов здесь несколько беднее, чем в Большеземельской тундре (Плеске, 1887), что связано с другим характером водоемов: порожистостью рек, каменистым и скалистым дном многих озер, создающим менее благоприятные условия для развития мелких беспозвоночных и т. п. Зато фауна водоплавающих, обитающих на морских берегах, богаче, чем на востоке, за счет ряда новых южных форм (баклан, моевка и др.).

У незамерзающих берегов массами зимуют прилетающие из восточных районов обитатели базаров (кайры, люрики, чистики, гагарки), из уток гаги-гребенушки и морянки. Впрочем, малая ширина Мурманской Субарктики ограничивает возможности развития здесь наземных животных. Не будь этого, животный мир суши был бы, вероятно, еще богаче, так как продуктивность растительного покрова тут несколько больше, чем в восточноевропейской тундре. Она несколько снижается, впрочем, тем, что кристаллические породы, из которых сложен Кольский полуостров, нередко лишены мелкоземистого наноса, и скалистые выходы указанных пород местами (по крутым склонам, на вершинах сопок и т. п.) обладают лишь очень скудным растительным покровом или лишены его. Будь такие же литологические условия в восточно-европейской Субарктике, растительный покров был бы там несомненно гораздо беднее, чем на Мурмане. Это приводит нас к выводу, что если отвлечься от чисто местных частностей, то для западного (Мурманского) варианта Субарктики характерно более интенсивное развитие биологического звена физико-географического процесса, чем это наблюдается в восточноевропейском секторе.

Таким образом, и для западного варианта физико-географической среды Субарктики приходится констатировать большую интенсивность, чем в Припечорье как биологического, так и гидро-геоморфологического звеньев физико-географического процесса, а следовательно, и всего его в целом. Важную роль в этом отношении играет зимний период, в течение которого несоответствие между основными энергетическими факторами климатического процесса и между теплом и влагой выражено значительно слабее, чем это обычно для восточноевропейской Субарктики.

Разобранный материал не позволяет судить о том, в какой мере в западном варианте наблюдается несоответствие между интенсивностью отдельных звеньев единого процесса. Однако имеются некоторые намеки на то, что и в данном случае гидро-геоморфологическое звено развито интенсивнее, чем биологическое.

Предыдущая Следующая