Рейтинг@Mail.ru Очерк русского рыболовства Введение


ВВЕДЕНИЕ

Среди различных отраслей человеческаго труда рыболовство, в широком смысле этого слова, занимает совершенно особенное место: составлявший когда-то один из важнейших источников существования неведомых даже нам доисторических племен, оседавших по берегам больших водоемов, рыбный промысел представляет громадный интерес и для наиболее культурнаго человечества самаго последняго времени. О том, какую важную роль играет этот промысел в жизни самых различных стран мира начала XX века, свидетельствует наглядно настоящая Международная рыбопромышленная выставка.

Добыча рыбы, китов, тюленей, жемчугоносных раковин, раков и других разнообразных предметов воднаго промысла - сродни охоте на сухопутных зверей и птиц; но разныя условия животной жизни на суше и в воде ставят громадную разницу между обоими этими промыслами: звероловство с развитием культуры сокращается и исчезает, рыболовство, по крайней мере в водах открытого моря, - развивается и совершенствуется.

Изучая подробно современное состояние водных промыслов какого-либо народа, легко подметить в них следы глубокой старины, в особенности там, где промысел является народным трудом, а не занятием отдельных предпринимателей-капиталистов. Достаточно указать на такой поразительный пример, как сохранение в современном нам рыболовстве остатков костяного и каменнаго века: здесь из кости делают крючек для удочки, там та же кость или камень служат грузилами сетей. И это переживание седой старины уживается подчас наряду с самым последним словом рыбопромысловой техники.

При таком, глубоко консервативном, характере рыбнаго промысла, детальное изучение, например, орудий рыболовства, способов их изготовления и употребления, сопоставление различных технических терминов могут служить путеводной нитью, указывающей на давно забытые пути разселения рыболовных племен. Подобно тому, как это совершалось в прошедшия времена, можно и ныне местами наблюдать, если не переселения, то перекочевки, вызываемыя единственно нуждами рыбных промыслов. Само собою разумеется, что при подобных условиях в быте рыбаков, в их обычном нраве, в их речи хранятся иногда черты, интересныя для этнографа или политико-эконома. Там, где морской промысел, удаляясь постепенно от берегов, уходит в даль открытаго моря, там незаметно совершается переход от рыболова к мореходу. История показывает нам, что многия открытия были сделаны промысловым людом. И это относится к самым различным странам.

Не останавливаясь на частных примерах, перейдем к краткому историческому обзору русских водных промыслов, для того чтобы яснее уразуметь условия их современнаго состояния, очерченныя в последующих главах. Широко раскинулась Российская Империя, омываемая с севера Северным Ледовитым океаном, Белым и Карским морями, с востока - морями Беринговым, Камчатским, Охотским и Японским, составляющими части океана Великаго; глубокие заливы Атлантическаго океана - моря Балтийское и Черное с Азовским - прилегают к Европейской России, а внутренния моря-озера: Каспийское, Аральское, Балхаш и другия, составляющия остатки былых геологических бассейнов, расположены вдоль южной границы Империи. По территории страны, постоянно расширяющей свои пределы, раскинута кроме того целая масса озер, то соленых, то пресных, и вьется мощная сеть длинных притоков различных морей. Вдоль по этим рекам в Европейской России шло разселение великорусскаго племени из местности, где сходятся истоки рек различных бассейнов: Балтийскаго, Беломорскаго, Черноморскаго и Каспийскаго, вплоть до побережий самых морей.

Нет никакого сомнения в том, что часто цели промысловыя способствовали расширению русской колонизации. Об этом свидетельствует сама история. Так, в нижних частях реки Волги русские рыболовы промышляли еще раньше того, чем Царство Астраханское было присоединено к Московскому Государству, в 1554 г., при царе Иоанне Грозном; затем астраханския рыболовныя ватаги посещали Мангишлак и спускались южнее его по восточному берегу Каспийскаго моря задолго до окончательного сформирования теперешней Закаспийской области, береговая полоса которой, там, где ныне расположены города Красноводск и Чикишляр, присоединена окончательно к России лишь в 1869-1871 г.г. Той же удали и отваге промышленников обязаны мы открытием многих островов в северных водах; известно, ведь, что русские открыли не только Колгуев и Новую Землю, но даже и отдаленный Шпицберген, теперь утерявший свое старое название - Грумант.

Славянския племена, населяющия Россию, обильную внутренними водами, издревле отличались особенным пристрастием к рыбной ловле и искусством в ней, как это обстоятельно показано в прекрасной статье академика К. М. Бэра: "Материалы для истории рыболовства в России и в принадлежащих ей морях"*. Преимущества русских рыболовов ясно сказывались в столкновении славянских племен с финскими и германскими на озерах Балтийскаго бассейна и вдоль побережья самаго моря (для Померании есть по этому предмету данныя XII века).

Впрочем, при скудости специальных изследований по истории русской рыбопромышленности, в настоящее время было бы затруднительно нарисовать полную картину того, какую роль в общей государственной жизни России сыграл рыбный промысел; достаточно сказать, что рыба в самыя отдаленныя времена составляла у нас предмет потребления: Киевский князь Олег в IX веке договаривался, чтобы греки приходящим из Руси гостям (купцам) давали, среди других припасов, и рыбу. На Руси же рыболовство производилось во всех водах, чрезвычайно обильных рыбою в то время, по словам летописей. Сомневаться в правдивости этих слов нет никаких оснований: в тихих, богато заросших по берегам, водах древней Руси, свободных от загрязнения со стороны ея скуднаго населения, было раздолье и рыбам, и всем тем низшим тварям, которыя служат им пищей. Кроме потребления рыбы на местах лова, последняя уже в глубокую старину свозилась на торги и ярмарки, откуда и расходилась в разныя стороны, не только по отечеству, но и заграницу: так в ХVI и ХУII веках жители Кольской области променивали свои уловы трески и палтуса англичанам и датчанам на сукно, медь и олово; соленая семга в изобилии отправлялась тогда в Голландию, Фландрию и Францию, а свозившаяся в Архангельск с царских волжских учугов икра шла кроме того и в Италию, где она считалась лакомством под именем "caviero", общераспространенным ныне в Европе названием паюсной икры.

Весьма вероятно, что введение в России христианства, требующаго соблюдения постов, способствовало до известной степени развитию рыбнаго промысла; однако, историческия изследования затрудняются несомненно утверждать подобное положение, так как, по сведениям летописей, народ наш и в XII веке позволял себе по прежнему есть мясо в постные дни**.

Кроме приведенных выше примеров международнаго значения древней, русской рыбопромышленности, можно указать здесь же и на то обстоятельство, что промысловыя нужды заставили раз Россию выйти из пределов своей территории и приобрести Российско-Американския колонии на островах и побережье Новаго Света, проданныя затем Северо-Американским Соединенным Штатам.

Как бы то ни было, рыбные, а также и другие водные промыслы всегда имели, имеют и, несомненно, будут иметь и впредь крайне важное значение в жизни русскаго народа. Это обстоятельство побуждает познакомиться более подробно с современным состоянием различных водных промыслов. Необходимо отметить впрочем, что как здесь, так и в дальнейшем изложении, обращено внимание на рыболовство почти исключительно лишь русскаго племени. Правда, среди многоплеменнаго населения России имеются целыя инородческия племена, для которых рыбный промысел составляет часто почти единственный источник существования, каковы, например, народцы крайняго севера и северо-востока; однако, далее более или менее краткое описание часто весьма своеобразных промыслов этих племен потребовало бы значительнаго увеличения настоящаго издания.

* Учен. Зап. Имп. Акад. Наук по первому и третьему отделениям, Т. II, 1854 г., стр. 465-544.
** Н. Аристов. Промышленность древней Руси. СПБ. 1866 г., стр. 20.


В оглавление Следующая