В. В. Алехин и Д. П. Сырейщиков Методика полевых ботанических исследований

1. Методика флористических исследований. Часть 1.

Главной целью флористических исследований является, как уже указано выше, ознакомление с флорой, т.-е. с совокупностью растений известного района. При первоначальных исследованиях совершенно безразлично, где мы начнем знакомиться с растениями и собирать их; для человека, впервые приступающего к знакомству с флорой, важно узнать как можно больше растительных видов, и сделает ли он это в лесу, в поле, или у себя на дворе и в саду, - в конце концов совершенно все равно. Однако, нужно постоянно помнить, что конечная задача - узнать все растения данного района, где бы они ни росли: в лесу, в поле, на сорных местах и пр. Теперь спросим себя, каково снаряжение для флористических экскурсий? Оно очень просто и состоит из следующих предметов:

1. Ботаническая папка. Ее можно сделать из 2-х листов плотного картона (чем плотней картон, тем лучше) размера 50*35 см. с двумя продернутыми тесемками для затягивания (желательна, так называемая, сапожная тесьма). Хорошо, если у папки с наружнойстороны крепко пришиты два кольца, через которые продет длинный ремень для ношения папки через плечо; без такого ремня, при большом наполнении папки, очень устает рука во время длинных переходов (см. рис. № 1).


Рис. № 1.

2. Ручной совок или лопатка для выкапывания растений; но лучше вместо лопатки брать с собой широкую столярную или токарную (с косым острием) стамеску (см. рис. № 2). Совок или лопатка, если они легки, часто ломаются; если же брать такие, которые сломать нельзя, то они очень тяжелы, а стамеска легка, и сломать ее нельзя; кроме того, она хорошо режет землю, и ее удобно носить за голенищем сапога (острием вверх!). Небольшое практическое замечание: лопатку (или стамеску) необходимо привязать на довольно длинной веревке к сапожному ушку (или поясу), иначе очень быстро лопатка будет потеряна (особенно часто теряются лопатки после выкапывания какого-либо интересного редкого растения).


Рис. № 2.

3. Карманная складная лупа, увел. 8*8 или 10*10 (рис. № 3).

4. Хороший складной перочинный нож или садовый нож (см. рис. № 2).

5. Записная книжка с карандашом. Она не должна быть небольшого формата в роде блокнотов и проч., так как может легко выскользнуть из кармана; желательно,- чтобы она была размеров бокового кармана куртки и была потяжелее, чтобы все время чувствовать ее присутствие. Карандаш должен быть к книжке привязан на тонком шнурке.

6. Чековая книжка средних размеров или же пачка нарезанной белой бумаги для этикеток.

7. Компас, необходимый особенно в лесных местностях.

8. Карта исследуемой местности возможно более крупного масштаба - 2 или 3 версты в дюйме, в крайнем случае - 10 верст в дюйме.


Рис. № 3.

9. Необходимое количество бумаги для закладывания растений в папке (о качестве бумаги см. ниже).

Вот и все незамысловатое снаряжение флориста. В крайнем случае, можно даже обойтись без лупы, компаса и карты, но ботаническая папка с достаточным количеством бумаги, лопатка и записная книжка с карандашом - это минимум, без которого никакая флористическая экскурсия невозможна. Некоторые начинающие берут с собой на экскурсию какой-либо "определитель", чтобы на месте сбора определять растения. Это не совсем удобно, не говоря о том, что определение растений отнимает очень много времени; но, кроме того, при этом приходится таскать с собой еще довольно увесистую книгу, как, например: "Флора Средней России" - Маевского, так как мелких хороших карманных определителей у нас пока еще нет. Лучше определять растения по возвращении домой или же оставлять определение до зимы, когда под рукой можно иметь больше руководств.


Рис. № 4.

Что касается до бумаги, в которую на экскурсиях закладываются растения в папке, то лучше всего употреблять обыкновенную серую оберточную (непроклеенную) бумагу или, в крайнем случае, просто газетную. Все листы бумаги должны быть одинакового формата, при чем, в случае оберточной, нужно брать оберточную бумагу не резаную, а большими листами, и складывать ее так, чтобы каждый лист запахивался справа и слева (рис. № 4); в этом случае положенное растение не будет выскальзывать из бумаги, как это бывает, если лист закрывается только с одной стороны. Все листы должны складываться аккуратно и по одному типу, в противном случае может получиться беспорядочная куча бумаги.

Как собирать растения? Перед отправлением на экскурсию бумагу (число листов бумаги зависит от предполагаемой продолжительности экскурсии и характера экскурсии и определяется опытом) положить в папку, несколько смочить, окропляя листы водой, при чем бумага должна быть не мокрая, а слегка сырая. Это делается для того, чтобы нежные растения, положенные в бумагу, во время более продолжительных экскурсий не слишком завядали, а то, возвратись домой, часто бывает трудно расправить увядшие части растений. Если же их положить в сырую бумагу, то они сохраняют свежесть иногда более суток. Особенно рекомендуется смачивать бумагу в южных местностях, при чем нередко приходится делать это и на самой экскурсии, если день очень жаркий.

В папку следует взять несколько листов и обыкновенной писчей бумаги для нежных подводных растений (см. ниже). Очень полезно иметь в папке тонкий лист картона, при помощи которого отделять листы бумаги с уже вложенными растениями от листов бумаги еще пустых; в противном случае бумага в папке перемешивается, и иногда не сразу найдешь пустой лист бумаги для закладки растения.

Какие растения собирать на экскурсии? Начинающий должен собирать все, что только встречается, даже самые обычные растения, при чем, как правило, нужно брать по несколько экземпляров каждого вида. Беря то или иное растение, нужно брать не первый попавшийся экземпляр, а стараться выбрать экземпляры более хорошие, т. - е. не поврежденные животными или человеком; это часто упускается из вида, и в гербарии нередко можно встретить очень плохие экземпляры. Однако, если при поисках хороших экземпляров в данном месте их не удается найти, то нужно взять то, что есть, так как может случиться, что этого растения мы больше уже не встретим. Здесь же вообще можно указать на одно крайне важное правило: брать растение сейчас же, не откладывая до другого раза. Каждый флорист знает по своему опыту, насколько это правило действительно важно.

При сборе растений ни в коем случае их нельзя срывать, а надо тщательно выкапывать, по возможности, со всеми подземными органами, так как часто при определении именно эти последние играют важную роль(луковицы, корневища, подземные побеги и проч.). Выкопав растение, нужно тщательно отряхнуть приставшую к корням землю; если есть поблизости ручей или лужа, то лучше всю приставшую землю отмыть; вообще нужно стараться это сделать возможно тщательнее, так как в противном случае получаются неопрятные гербарные экземпляры, да и, кроме того, при сушке растения могут пожелтеть, особенно, если почва была сырая.

Далее растение укладывают в папку в отдельный лист бумаги; если растение крупнее соответствующего листа и не укладывается в него, то его перегибают в два-три раза. Если растение слишком велико, например, зонтичные - выше человеческого роста, то его разрезают на части и укладывают уже эти отдельные части; от таких растений нужно брать верхнюю часть стебля с цветками и соцветиями, среднюю часть стебля с листьями и корневые листья. В общем же, от крупных растений нужно брать все их характерные части. При закладывании растений в бумагу, нужно стараться возможно лучше их расправить; правда, окончательная расправка производится уже после возвращения домой или на место ночлега, однако, предварительная расправка обеспечивает наилучшие результаты. Когда растение заложено, то вместе с ним нужно класть маленькую бумажку - "этикетку" с текущим номером и под тем же номером заносить в записную книжку все данные об этом растении. Очень удобно пользоваться при этом обыкновенной чековой книжкой, вкладывая отрывной листок книжки в лист с растением, а на корешке книжки делая все необходимые записи.

Обязательны такие данные: местонахождение - губерния, уезд, село и проч. местообитание - лес, опушка, луг, болото и т. д.; время сбора и фамилия сборщика. Вообще же, чем подробнее записанные сведения, тем лучше. Если мы пользуемся для этикеток отрывными листками чековой книжки, то более полные сведения сверх того заносятся в записную книжку, где дается, напр., схематический план той или иной интересной местности, подробно описываются маршрут и путевые впечатления и т. д.

К сказанному нужно добавить, что растение закладывается в папку сейчас же после того, как оно выкопано и отмыто; ни в коем случае недопустимо ожидать, пока наберется ряд растений, которые уже затем закладываются все вместе; в самом деле, многие растения очень быстро вянут, а, закладывая уже подвядшие растения, их как следует расправить очень трудно, а иногда невозможно.

Далее, нужно поставить себе за правило при закладывании растения каждый раз раскрывать папку, кладя ее на землю, а не засовывать растения на ходу (лишь с одной стороны приоткрывая папку). Только в первом случае можно получить хорошие результаты. Вообще же при сборе растений необходима самая сугубая тщательность.

Подводные нежные растения нужно собирать, пользуясь несколько иными приемами. Именно, берут лист писчей бумаги, погружают его в воду и под водой приблизительно на глубине 1 см. или даже менее кладут на лист водяное растение (в воде растение легко расправляется на бумаге) и, когда оно достаточно расправлено, начинают медленно поднимать из воды один край бумаги, постепенно вынимают всю бумагу, и растение остается на ней хорошо расправленным. Дав воде достаточно стечь, лист с растением укладывают в папку. Нежные водяные растения плотно пристают к писчей бумаге и вместе с последней поступают в гербарий.

Некоторые растения при их сборе требуют особых замечаний, на чем мы сейчас вкратце остановимся.

Один из труднейших для определения родов - это род ив (Saliх); виды его образуют в природе массу всевозможных помесей. Вообще ивы можно определить только тогда, когда располагаешь правильно собранным материалом. Только тогда материал можно считать годным для определения, когда с одного и того же куста собраны как цветки, так и листья. При сборе ив поступают следующим образом: перед экскурсиями, ранней весной, когда зацветают ивы, приготовляют небольшие ярлычки из дерева или из цинка, в каждый ярлычок продевают крепкую веревку или проволоку. Все ярлычки нумеруют какой-либо краской. Имея хороший запас таких ярлычков, отправляются на экскурсию за ивами. Найдя цветущую иву, срезают с нее несколько веток с сережками, а на куст вешают ярлычок с известным номером, но вешают так, чтобы он не очень бросался в глаза, а то обычно дети его срывают; можно повесить его у земли, так что травой его скоро закроет. Потом в записную книжку заносят номер ярлычка с пометкой, где ярлычок повешен: у корня или в глубине куста. Кроме того, в записной книжке набрасывают план местности с указанием, между какими деревьями или какими-либо другими предметами находится данный куст. Все это делается для того, чтобы его можно было найти летом. Второй сбор ветвей уже с листьями делается в июле; найдя куст с соответствующим ярлычком, срезают для гербария как длинные побеги (с удлиненными междоузлиями), так и короткие ветви (с короткими междоузлиями).

Нужно иметь в виду, что все ивы - двудомные растения, и потому сережки мужские и женские находятся на различных кустах, другими словами, для каждого вида сборы должны быть с двух кустов. Чем больше материала собрано для ив, тем лучше, и только такие сборы дают возможность точно определять как виды, так и помеси их. Так же собирают и тополя (Populus).

Малины (Rubus). Для точного определения видов этого рода надо брать как годовалые, укороченные ветви, на которых развиваются цветки, так и удлиненные побеги этого года - без цветков, так как у них форма шипов и листьев различна; шипы же служат одним из важнейших признаков при распознавании видов.

Шиповники (Rosa). Их следует собирать, как малины (Rubus), но для шиповников желательно, а часто необходимо, иметь плоды, хотя бы даже не совсем зрелые; следовательно, шиповники лучше собирать 2 раза - с цветками и с плодами, вешая ярлычки, как для ив.

Ястребинка (Hieracium). Этим родом занималось много ботаников, последнее время особенно Г. Цан (Н. Zahn). По его словам, для определения ястребиной надо иметь 10-12 особей каждого вида, собранных с одного очень ограниченного пространства. Виды ястребинки растут часто вместе, так что собирать их следует очень внимательно, и если в собранном материале найдутся особи иного облика, то их нужно выделить под особый номер с указанием, что эти особи росли совместно с таким-то номером. При сборе ястребинок их особенно тщательно следует выкапывать, так как у некоторых видов имеются очень нежные побеги, как подземные, очень мелкие, так и надземные. Определение же видов опирается, помимо корневищ и прикорневых розеток листьев, также и на побеги, при чем при отсутствии последних, некоторые виды определить невозможно.

Погремок (Alectorolophus) и очанка (Euphrasia) обладают сезонным диморфизмом, т.-е. одни виды цветут весной и ранним летом, другие - летом и осенью. Поэтому при сборе нужно особенное внимание обращать на время сбора. Виды этих родов находятся в стадии разработки, и потому желательны большие сборы.

Осоки (Саrех). Для безошибочного определения осок их следует собирать с созревшими или полусозревшими плодами, так как определение базируется на плодах; по цветущим экземплярам осоки определять трудно, а для начинающих и совсем невозможно. Поэтому осоки нужно собирать 2 раза: в цвету и в плодах. Кроме того, их следует тщательно выкапывать (равно как и злаки - Gramineae), так как характер корневища имеет большое значение; далее, важно для определения иных видов иметь неповрежденными прошлогодние засохшие листья у основания стеблей.

У некоторых тайнобрачных спороносные стебли сильно отличаются от вегетативных (бесплодных) стеблей и появляются в разное время, напр., у хвощей (Equisetum arvense и др.). В таком случае следует собирать как те, так и другие, и с одного и того же места.

Таковы самые основные моменты первоначальных флористических исследований. Мы уже говорили выше, что начинающий флорист может собирать растения везде, где только последние имеются; однако, при известной предварительной ориентировке, полезно наметить ряд маршрутов в избранном для изучения районе.

Необходимым пособием при составлении маршрутов является карта данной местности, при чем в продаже имеются карты двоякого масштаба (карты издаются Военно-Топографическим Управлением, магазин в Москве на Кузнецком Мосту): 10 верст в дюйме и 3 версты в дюйме. Первые карты имеются для всей европейской части СССР и продаются отдельными листами (всех листов 145,- каждый лист стоит 59 коп.); вторые - имеются для западных, средних и южных губерний (цена каждого листа 22 коп.), а для восточных губерний пока отсутствуют.

Указанные карты являются совершенно незаменимыми для всякого рода экскурсий и в настоящее время продаются беспрепятственно всем желающим; при покупке, конечно, нужно точно выяснить, на каком листе находится предполагаемый район исследования.

Для Московской губернии имеются двухверстные карты (трехверсток нет), которые тоже продаются всем желающим (всего для губернии 40 листов, цена за лист 28 коп.).

Приобретя указанные карты, нужно предварительно подробно с ними ознакомиться, затем уже наметить ряд маршрутов, при чем необходимо посещение пунктов с наиболее различными условиями существования, так как флора при этом точно так же будет значительно отличаться. Нужно иметь в виду, что особенное разнообразие флоры наблюдается при сильно рассеченном рельефе (овраги; долины рек, речек и проч.), так как здесь иногда внешние условия крайне различны: склоны различных направлений (южные, северные, восточные и др.), дно оврагов с болотцами и с водной флорой по берегам ручьев; особенного разнообразия достигает флора долин рек, где мы встречаем ряд различных местообитаний: приречные пески, пойма с ее гривами, старицами, понижениями и проч.; склоны к пойме, нередко обрывистые и с выходами тех или иных коренных горных пород; пески вторых речных террас и т. д.

Что касается флоры водоразделов, то она обычно носит более однообразный характер, хотя и здесь мы можем встретить понижения, западины и проч.

При составлении своих маршрутов нужно стремиться к тому, чтобы посетить возможно больше различных местообитаний, комбинируя пересечения водоразделов с изучением долин рек, оврагов и пр. Направляясь вдоль долины реки, нельзя придерживаться одного берега, но нужно пройти оба берега, делая возможно больше пересечений самой поймы; в случае оврагов нужно точно так же исследовать оба склона, так как вследствие их различного направления (экспозиции) флора будет очень сильно различаться (особенно если один склон южный, другой - северный). Если мы пересекаем плоские водоразделы или идем по ровным площадям лугов или болот, то необходимо идти не по прямой, а делать зигзаги, петли и т. д., так как только таким путем мы можем с большими шансами найти то или иное редкое растение. Во всяком случае, мы должны при составлении и выполнении маршрутов придерживаться двух правил: 1) посетить возможно больше различных местообитаний и 2) в пределах каждого местообитания сделать возможно более длинный путь.

Таковы основные приемы первоначальных флористических исследований, главная задача которых - ознакомиться с возможно большим количеством растительных видов.

Для более опытных флористов задача расширяется: необходимо найти и составить полный список всех растений данного района. Большое значение имеет при этом предварительное знание тех видов, которые в данной местности еще не найдены, и относительно которых можно предполагать, что они должны здесь встретиться. Дело в том, что опыт показал, что многие растения не находятся в природе исследователем до тех пор, пока он по "определителю" не познакомится с их главнейшими признаками; узнавши признаки данного растения, исследователь, обычно, быстро его находит в природе, при чем нередко оказывается, что растение встречается в больших количествах и буквально везде. Это относится не только к таким семействам, как злаки и осоковые, которые считаются более трудными, но также и к другим; во всяком случае, чтобы найти многие растения, нужно предварительно знать их главнейшие признаки. Очень полезным приемом в этом отношении является постоянное перелистывание того или иного "определителя" и запоминание признаков еще не найденных видов. По "определителю" мы сразу видим, какие виды у нас уже имеются, и каких еще нет.

Вообще же идеалом для флористических исследований является: 1) составление полного списка видов данной местности и 2) составление полного гербария всех видов, как документа к списку растений.

Здесь нельзя не отметить еще одного очень важного обстоятельства: именно, нередко флористы ограничиваются двумя этими задачами и, найдя то или иное растение, уже более не обращают на него особенного внимания. Однако, каждое растение все время должно привлекать к себе внимание исследователя, и в списке растений мы должны дать перечень не только найденных видов, но для каждого вида дать перечень всех его местонахождений в данном районе. Только таким образом мы можем составить себе представление о распределении вида в пространстве, о его географизме. Эту ботанико-географическую задачу нужно всегда иметь в виду и тщательно следить за распределением всех растений; полезно для наиболее интересных растений наносить их местонахождения на карту.

Мы особенно подчеркиваем эту сторону дела, так как если флора тех или иных наших губерний, областей и проч. известна в настоящее время более или менее хорошо, то о географическом распределении видов сведения являются нередко в высшей степени скудными.

Поэтому на экскурсиях необходимо записывать встречающиеся виды, а время от времени делать полные списки всех растений, растущих на данном участке, так как только таким путем мы не рискуем пропустить самых обычных растений, иначе в списки попадают лишь более интересные. А между тем распределение многих "обычных" растений является далеко не выясненным.

Нечего говорить о том, что записывать можно только те растения, которые не возбуждают никаких сомнений; в противном случае - растения нужно брать в гербарий. Впрочем, нельзя не рекомендовать и повторные сборы растений с различных местообитаний и местонахождений.II. Методика фитосоциологических (геоботанических) исследований.

Ознакомившись с "флорой" данного района, т.-е. с совокупностью имеющихся здесь растительных видов, мы можем начать изучение естественных растительных группировок или так называемых сообществ, слагающих растительный покров района. Исследования подобного рода называются "фитосоциологическими".

Мы пользуемся здесь термином "фитосоциологические" исследования, хотя чаще употребляют термин "геоботанические" исследования. Однако, если последний термин и является довольно ходким и сильно привившимся за последнее время, то нужно сказать, что он, с одной стороны, не имеет точного содержания и понимается различными авторами различно (то более широко, то более узко), а, с другой стороны, он не покрывает всех сторон изучения растительных сообществ.

В самом деле, при "геоботанических" исследованиях обычно особенное внимание, а иногда и исключительное, уделяется условиям существования данных сообществ или вообще данных растительных группировок (почва, грунт и пр.), и вряд ли можно назвать "геоботаническими" те исследования, где мы изучаем строй, структуру данного сообщества или же распределение сообществ в пространстве.

Мы полагаем, что для внесения ясности и определенности нужно отказаться от термина "геоботаника" и "геоботанические" исследования. Раз мы изучаем растительные сообщества, и эти последние являются основным и главным объектом наших исследований, то мы свои исследования должны называть фитосоциологическими, так как фитосоциология - это учение о растительных сообществах. Так как фитосоциология изучает растительные сообщества с весьма различных точек зрения, как со стороны их строения, так и со стороны их жизни, связи с внешней средой, распределения в пространстве, их динамики и проч., то совершенно ясно широкое значение фитосоциологических исследований. И в то же время совершенно ясен самый объект изучения - это растительные сообщества (при "геоботанических" исследованиях нередко считают, что сообщества являются чуть ли не третьестепенным моментом исследования, сравнительно с почвами и проч.).

Итак, какова же методика исследования растительных сообществ? Прежде всего нужно указать на то, что фитосоциологические исследования требуют значительной предварительной подготовки. Одним из основных условий является хорошее знание флоры, т.е. растительных видов, так как при описании сообществ мы должны составлять списки имеющихся здесь видов; списки составляются непосредственно в поле, и ясно, что здесь нет времени для определения многочисленных растений сообществ: все эти растения мы должны знать заранее. Конечно, как бы мы ни хорошо знали флору, но всегда мы можем встретить незнакомые виды (или, чаще, незнакомые формы видов), - в этом случае эти виды отмечаются в списке особыми условными номерами. Во всяком же случае несомненно, что точность и полнота фитосоциологических исследований находится в прямой зависимости от суммы флористических познаний исследователя: познание флоры есть первая и необходимая ступень всякого фитосоциолога. Как это ни очевидно, но иногда это забывается, и "геоботаник" нередко приступает к своим геоботаническим изысканиям при 50% незнакомых видов, при чем и другие 50% не так уже хорошо известны. Результаты: списки неполны и названия растений неверны.

Помимо хорошего знания флоры, для успешности фитосоциологических исследований совершенно необходима предварительная литературная подготовка. Мы не говорим здесь о сочинениях общего характера, которые, конечно, необходимы, но имеем в виду статьи и работы более местного значения, касающиеся данной губернии, уезда и проч., где исследователь собирается работать. Необходимо ознакомиться с тем, что сделано по изучению флоры и растительности данного района; это условие также необходимо и при детальных флористических исследованиях. Нужно знать, какие виды в данном районе уже найдены, какие - нет; в противном случае мы будем "открывать Америки" там, где до нас все было давно изучено.

Нужно, однако, сказать, что собрать литературный материал представляется иногда делом далеко не легким, так как у нас литература разбросана по самым разнообразным изданиям, а с другой стороны - нет полных исчерпывающих сводок. Это особенно касается литературы последних революционных годов, когда появилось много местной литературы; впрочем, здесь местные люди находятся значительно в лучших условиях сравнительно с центром. Что касается до литературы дореволюционных годов, то здесь можно указать на некоторые сочинения, где списки литературы имеются; так, для Средней России во "Флоре Средней России" - П. Маевского имеются почти исчерпывающие списки для губерний этого района, при чем в каждом новом издании этой "Флоры" (последнее - 5-е издание, 1918 года) приводятся все работы, появившиеся за время, протекшее от одного до другого издания. Далее нужно указать на некоторые журналы и прежде всего на "Труды Ботанического Сада Юрьевского Университета" (1900-1914, т. т. I-XV) и на "Вестик Русской Флоры" (1915-1917, т. I-III), который является непосредственным продолжением первых; здесь в каждом выпуске находится исчерпывающая соответствующая литература. Из других журналов укажем на "Журнал Русск. Ботан. Общества" (издается с 1916 г., вышло 10 томов), при чем библиография имеется, к сожалению, только в первых четырех томах (1916-1919 г.г.). Нельзя не отметить еще тех списков литературы, которые имеются во "Флоре Средней и Южной России" Шмальгаузена (1-й том 1895 г.), а также в "Руководстве к сознательной гербаризации и ботаническим наблюдениям" В. И. Талиева (1900 г.), при чем в последней книжке главнейшая литература приводится по губерниям и для всей России. Кроме литературы, очень важным моментом при исследованиях является предварительное знакомство с картографическим материалом той местности, где предполагается вести исследование. Необходимо достать карты топографические (изд. Военно-Топограф. Управл.) в масштабе 3 и 10 верст в дюйме, при чем особенно желательна для фитосоциологических работ трехверстка, а для Московской губ. - двухверстка. Некоторые сведения о картах см. выше в "Методике флористических исследований". Очень желательно также достать карты почвенные, геологические и друг., - чем больше удастся раздобыть карт, тем солидней будет результат работы.

Само собой понятно, что знакомство с геологией, геоморфологией, почвами, климатом и проч. данного района крайне важно, так как все это составляет обстановку и причину появления тех или иных сообществ.

Теперь после того, как мы запаслись картами и изучили литературные материалы, скажем о направлении маршрутов исследования и о снаряжении. Это последнее очень несложно (в данной книжке мы говорим о фитосоциологических исследованиях самого первоначального характера, для более же углубленных и для стационарных необходимо не мало дорого стоящих инструментов: барометр-анероид, бур для бурения болот и проч.) и, в сущности, почти ограничивается теми предметами, которые указаны для флористических работ (см. выше статью "Методика флористических исследований"); добавим лишь, что крайне необходимым является складной метр для закладывания пробных площадок при описаниях (см. ниже) и лопата для рытья почвенных ям. Очень важно также иметь ботаническую папку вполне определенных размеров, так, напр., длинную сторону в 1/2 кв. метра (50 см.), - тогда при закладывании пробных площадок и папка сможет пригодиться. Кроме того, желательно иметь готовые бланки для описаний.

Что касается до маршрутов и до районов исследований, то, если вообще желательно ознакомиться с различными типами сообществ, необходимо посещение пунктов с наиболее различными внешними условиями существования. Так, особенное разнообразие растительности наблюдается при рассеченном рельефе (подробней о направлении маршрутов см. выше в статье "Методика флористических исследований").

Необходимо составлять свои маршруты так, чтобы комбинировать пересечения водоразделов с изучением долин рек, оврагов и проч. Нужно при этом заметить, что если сообщества рассеченных местностей наиболее разнообразны, то сообщества водораздельных, ровных пространств представляют очень большое значение, так как здесь мы имеем наиболее полное отражение общих физико-географических условий данной зоны, данной местности; поэтому подобные сообщества называются зональными, и они должны являться основными моментами исследования (на севере - зональными сообществами будут лесные, на юге - степные).

Что касается теперь до района исследований, то он вырисовывается после ряда предварительных маршрутов, из которых становится ясным, какая местность наиболее разнообразна или особенно заслуживает изучения. Мы уже знаем, что объектом фитосоциологических исследований является растительное сообщество или, правильней, растительная ассоциация; "сообщество" не представляет из себя термина строго таксономического значения, имеет общее значение, указывая на известную закономерность в сочетаниях растительных видов. Наоборот, "ассоциация" является основной единицей фитосоциологии, подобно тому, как "вид" есть основная единица систематики и флористики.

Однако, практически при исследованиях мы имеем дело не с ассоциациями, а лишь с конкретными, отдельными участками этих ассоциаций (равным образом и флорист имеет дело в природе не с видами, а лишь с особями). Так, напр., если на каком-либо лугу мы встретим хорошо выраженный участок с господством лисохвоста и с рядом сопутствующих ему растений, то пред нами не ассоциация лисохвоста, а лишь один конкретный участок этой ассоциации. В других частях луга мы можем встретить совершенно подобные же участки, и только совокупность их мы можем назвать ассоциацией. Итак, ассоциация познается путем исследования и сопоставления отдельных ее участков и не может быть непосредственным объектом описаний при полевых работах; описываются лишь отдельные ее участки.

Чрезвычайно важным и даже основным моментом при фитосоциологических исследованиях является установление основных ассоциаций в данном районе, так как не всякий список растений, составленный на определенном участке, будет списком участка какой-либо ассоциации. Мы особенно обращаем внимание на это обстоятельство, так как нередко в настоящее время (не говоря о том, что было лет 10-15 тому назад) описываются участки и составляются списки, имеющие очень мало общего с действительными ассоциациями. Так, напр., описывается какой-либо участок луга, участок болота и проч., где при более внимательном отношении оказывается ряд ассоциаций, - получаются так называемые "сборные списки", которые, конечно, ничего не дают для познания сообществ. Совершенно ясно, что подобных сборных списков и описаний мы можем сделать очень много, но все они для фитосоциологии представляют ненужный хлам.

Для успешности описаний прежде всего нужно путем ряда маршрутов, так сказать, набить глаз и научиться распознавать ассоциации; мы увидим тогда, что луг, напр., состоит не из одной ассоциации, а из большого числа этих последних; увидим также, что и болото не есть ассоциация, а целая их совокупность и т. д.

Действительно, при поверхностном даже взгляде на луг, бросается в глаза неоднородность растительности различных участков; это мы можем заметить даже тогда, когда находимся на значительном расстоянии и отдельных растений различить еще не в состоянии. Именно, один какой-либо участок вырисовывается в виде, напр., пестрого пятна, другой - в виде зеленого, третий - темно-красного и т. д. Здесь каждое пятно (эти пятна могут быть весьма различных размеров и очертаний, то более или менее округлые, то в виде удлиненных полос и проч.) представляет собой особую ассоциацию, верней, ее участок. В том, что каждая ассоциация имеет определенную физиономию, в этой ее "физиономичности", мы имеем крайне важный момент для распознавания ассоциаций: "физиономичность" - это одно из основных свойств ассоциации.

При дальнейшем наблюдении удастся подметить, что наличие разных ассоциаций связано с различными формами рельефа, различными условиями влажности и т. д., т.-е. с различием внешних условий. Чем разнообразнее эти последние, тем на данной площади мы можем встретить большее число ассоциаций. Особенно наглядно и резко бросается это в глаза опять-таки на лугах, где бугры (гривы) большей или меньшей высоты чередуются с понижениями, старицами и т. д., создавая иногда очень сложный рельеф на сравнительно небольшой площади.

При своих фитосоциологических исследованиях мы должны базироваться, класть в основу именно эти естественные растительные ассоциации, при чем этим определяется какие участки мы должны брать для своих описаний: мы должны описывать конкретные участки ассоциаций.

Эти участки, если мы имеем в виду выяснить естественный растительный покров данного района, должны, помимо своей однородности, носить наименее нарушенный человеком характер; так, изучая леса, мы должны прежде всего описывать наиболее старые, наиболее девственные участки леса, которых порубка и вообще деятельность человека коснулась всего менее; на болотах мы должны избирать участки, наименее пострадавшие от разработки, напр., торфа, от осушки и проч.; на степях - целинные, никогда не паханные участки (не залежи), к тому же наименее стравливаемые скотом и т. д.

Только основываясь на подобных, более всего приближающихся к первобытной природе, участках, мы сможем в дальнейшем разобраться в растительности мест, сильно измененных человеком в результате его хозяйственной деятельности.

Итак, на основании сказанного для нас ясно, что при своих описаниях участков мы должны придерживаться таких правил:

1) участок должен быть совершенно однородным по своей растительности (определенная физиономия) и условиям существования;

2) должен наиболее приближаться к природным условиям, будучи возможно менее измененным человеком.

Само собой понятно, что при своих описаниях желательно, по возможности, ознакомиться с различными типами растительности: лес, луг, болото и проч., в дальнейшем же можно остановиться на одном каком-либо типе, изучая его уже более подробно.

Теперь естественно возникает вопрос такого рода: какой же величины должен быть участок для описания, или же величина участка не играет никакой роли? Решение вопроса может быть в двух направлениях:

1. Описывать природные участки в их естественных границах, т.-е. участки различные по величине, так как в природе размеры "участков ассоциации" крайне разнообразны (начиная от очень ничтожных размеров до весьма больших), - "метод естественных участков".

2. Описывать искусственно выделенные площадки внутри естественных участков ассоциации и притом площадки определенных размеров - "метод пробных площадок".

Нужно сказать, что и тот и другой способ описания имеет свои достоинства и свои недостатки. Именно, метод естественных участков имеет то преимущество, что при описаниях больших участков он нас более приближает к самой ассоциации (которая есть совокупность участков), так как на небольших участках число встречающихся растений иногда очень невелико: число видов, как правило, возрастает с величиной участка. Таким образом, описывая большие естественные участки, мы получаем более полные списки, более приближающиеся к спискам ассоциаций.

С другой стороны, метод искусственно выделенных "пробных площадок" имеет за себя то, что здесь мы можем ввести определенные размеры площадок и, таким образом, ввести однородность описаний и вместе с тем сделать вполне возможным сравнение различных описаний. Эта сравнимость является очень важным моментом в различных отношениях и не может быть вполне осуществима при описаниях естественных участков; мы, конечно, можем сравнивать участки различных размеров, но это сравнение будет далеко не точным.

Указанные соображения и ряд еще некоторых других заставляют нас отдать предпочтение методу искусственных пробных площадок (принимая во внимание и метод естественных участков - см. ниже). Итак, в пределах естественного участка ассоциации мы искусственно выделяем так назыв. "пробную площадку".

Возникает теперь дальнейший вопрос: каких размеров должна быть эта пробная площадка?

Мы полагаем, что особенно большой она быть не должна, так как, во-первых, чем больше площадка, тем трудней будет ее точно описать, а, во-вторых, нередко участки ассоциаций бывают небольших размеров, и потому фактически нельзя взять большую пробную площадку.

Учитывая все эти обстоятельства, для пробных площадок можно установить размер10x10 метров (100 кв. метр., т.-е. 1 ар); однако, не всегда бывает в природе возможно брать подобные площадки со всеми сторонами в 10 метров; это осуществимо лишь в тех случаях, когда участки ассоциаций располагаются на ровных местах; но представим себе склон, даже очень пологий, - здесь растительность, по мере понижения склона, значительно меняется, и если взять 10 метров по склону сверху вниз то мы выделим пробную площадку с растительностью неоднородной (сверху вниз сменяется ряд ассоциаций), соединяющей в себе, возможно, растительные элементы двух соседних ассоциаций.

В подобных случаях мы берем площадки 20*5 метров, 25*4, 50*2 и т. д., в зависимости от того, какова крутизна данного склона, и вообще каковы данные конкретные условия. Таким образом, на склонах сторона пробной площадки, идущая параллельно склону, должна быть всегда длинней; то же самое имеет место и в тех случаях, когда описываемый участок протягивается длинной лентой, что бывает на дне оврагов, по берегам рек и т. д. Итак, руководствуясь всеми данными указаниями, пробная площадка у нас заложена.

Как вести ее описание, и какие моменты нужно выделить в первую очередь?

Так как, по наиболее принятому определению ассоциации, она характеризуется тремя главными признаками: 1) физиономией, 2) флористическим составом, 3) определенными условиями существования, то, очевидно, эти три признака должны найти выражение при наших описаниях.

Начнем прежде всего с флористического состава пробной площадки, т.-е. с выяснения списка находящихся здесь растительных видов. Этот список должен быть точным и исчерпывающим, - вот для чего необходимо предварительное знание растительных видов. Список должен содержать в себе не только цветущие виды, но все виды, в каком бы состоянии они здесь ни находились, для чего необходимо умение распознавать растения по листьям, по плодам, по проросткам и т. д. Список не полный обычно никакого значения не имеет.

Кроме полноты списка, необходима, как уже указано, его точность, т.-е. точное определение видов. Если при составлении списка некоторые растения возбуждают сомнение, их необходимо взять в гербарий; вообще же принять за правило: записывать только то, что не возбуждает ни малейших сомнений, все остальное - брать в гербарий. Однако, брать в гербарий желательно не только растения, возбуждающие сомнения, и неизвестные виды, но вообще все виды данной описываемой площадки, так как только в этом последнем случае список всегда может быть проверен; каждое собранное растение является непреложным документом.

Теперь, как составлять список в поле? К каком порядке или в какой последовательности записывать растения?

Можно, конечно, записывать подряд все растения, по мере того, как нам будут попадаться все новые и новые виды, т.-е. составить один список для каждой пробной площадки; однако, практичней и важней в некоторых отношениях сразу же, в поле, подразделить наши виды на площадке на некоторые группы, и эти последние составлять отдельно. По различным соображениям, желательно подразделять список на такие отдельные списки: 1) злаки, 2) бобовые, 3) осоки, 4) разнотравие, 5) мхи; если мы описываем площадку в лесу, то отдельно составляется список деревьев и кустарников.

Поступая указанным образом, мы делаем наш список более легко обозреваемым и, кроме того, экономим время, так как сразу же на месте подразделяем список на группы и делаем то, что в большинстве случаев приходится делать потом при домашней обработке списков. Легкая обозреваемость списка нужна, во-первых, для сравнения его с другими, а, во-вторых, очень помогает обнаружить неполноту его. В самом деле, нередко те или иные растения не попадают в список, что особенно часто бывает для злаков, которые молодыми исследователями различаются плохо; тогда у нас в группе "злаки" окажется один вид, а, может быть, не будет ни одного. Уже это одно обстоятельство даст указания на пропуски и заставит особенно внимательно заняться отысканием на площадке злаков. Вообще же нужно указать на то, что между числом видов указанных групп для различных сообществ наблюдаются определенные соотношения, и, установивши в двух-трех случаях эти соотношения, при составлении дальнейших списков беглый даже взгляд на списки различных групп иногда обнаруживает неполноту той или другой группы, понуждая, таким образом, к дополнительному исследованию.

Кроме того, при подобной системе записей гораздо легче бывает при проверке найти какой-либо вид, чем в том случае, когда список общий и содержит очень большое число видов.

Указанные группы растений (злаки, бобовые и проч.) представляют интерес, как в научном, так и в практическом отношении, да и эти группы - как раз те, на которые практики подразделяют травянистый покров: одни группы (злаки, бобовые) являются ценными в практическом отношении, другие (осоки, большая часть разнотравия) - представляют отрицательную величину. В научном отношении эти группы интересны потому, что они являются не только систематическими, но имеют известное экологическое значение, так как представляют группы, находящиеся между собой обычно в антагонизме: так, напр., сильное развитие злаков подавляет развитие разнотравия и наоборот; те же отношения можно наблюдать между злаками и осоками и проч.

Что касается до объема этих групп, то "злаки" и "бобовые" не возбуждают вопроса), так как здесь дело ограничивается определенным семейством; к осока м же обычно относятся не только растения семейства осоковых или ситовниковых (Сурeraсеае), но также и семейства ситниковых (Juncaceae) и ситниковидных (Juncaginaceae). Наконец, разнотравие - это все, что остается за вычетом трех остальных групп, т.-е. все двудольные, кроме бобовых, и ряд семейств однодольных (Liliaceae и друг.). Обычно группа "разнотравие", по числу видов, преобладает над всеми другими; злаков бывает больше, чем бобовых. Составляя перепись растений на определенной площадке, поступают обычно таким образом: остановившись в каком-либо пункте площадки, отмечают прежде всего, конечно, те виды, которые в первую очередь бросаются в глаза, поворачиваясь при этом во все стороны; затем, опускаясь на колени, дополняют список теми растениями, которые становятся заметными только при более внимательном анализе травостоя (мелкие растения, бесплодные розетки, проростки и проч.).

Только тогда, когда весь видовой состав данного пункта исчерпан, переходят в другой пункт площадки, проделывая то же самое, и т. д., пока новых растений попадаться больше не будет.

Нужно стараться не топтать травостой площадки, так как в противном случае ряд мелких видов можно не заметить; поэтому рекомендуется сделать сначала обход площадки по отложенным сторонам, переписывая все растения, а уже потом взять два-три пункта внутри площадки.

Само собой понятно, как уже об этом говорилось, переписывают все растения, независимо от той стадии, в которой они находятся (плоды, цветение, только вегетация и т. д.). Еще одно замечание: нужно следить за тем, чтобы не пропустить в своем списке тех или иных самых обычных растений, так как нередко, выискивая более редкие растения, мы как бы не замечаем того, что в изобилии находится вокруг нас.

Таков первый момент описания площадки - учет флористического состава. Однако, одного списка видов еще мало, крайне важно и необходимо знать количественные отношения видов. В самом деле, составляя только списки, можно представить себе такие случаи, когда списки будут у нас тождественны или почти тождественны, а описываемые площадки несомненно относятся к очень различным ассоциациям: виды одни и те же, но их количественные отношения совершенно различны: в одном случае они единичными экземплярами, в другом - в массовом развитии. Подобного рода комбинаций, даже при наличии небольшого числа видов, можно мыслить себе очень много, и вот почему количественный учет является не менее важным чем качественный.

Количественный учет стремится выяснить обилие того или иного вида, т.-е. в идеале число экземпляров (или стеблей); однако, такой точный учет представляет очень большую трудность, да и вряд ли фактически осуществим на сравнительно большой площадке в 100 кв. метров, не говоря о том, что основная единица учета - экземпляр - не всегда является строго определенной. В самом деле если экземпляр какого-либо однолетнего растения или растения, образующего дерновину, представляет нечто вполне обособленное, то в тех случаях, когда растение снабжено побегами подземными или надземными, обычно мы не можем сказать, где начинается один экземпляр и кончается другой, так как все эти экземпляры связаны, или были связаны побегами между собой; да и в случае дерновинных растений мы нередко видим, что дерновина начинает делиться или уже распалась на ряд более мелких дерновин, при чем, конечно, наблюдаются и все промежуточные, стадии.

Так как подобный учет крайне труден и все же не дает точных результатов, чаще пользуются более простым методом, который является в достаточной мере субъективным, но в общем дает довольно хорошие результаты. Мы имеем в виду метод, предложенный немецким ученым Друде (Drude), где различные ступени "обилия" представлены таким образом:

sос (sociales) - данное растение образует фон, встречаясь в массах, при чем надземные части смыкаются;

сор. (copiosae) - растение встречается в больших количествах, однако не доминирует и фона не дает. Иногда обозначение сор. расчленяют на три ступени: сор.3, сор.2, cop.1, по степени убывания обилия-очень обильно, обильно, довольно обильно; однако все же в случае большого обилия (сор.3) доминирования не наблюдается;

sp. (sparsae) - растение встречается в небольших количествах, вкраплено в основной фон из растений предыдущих категорий;

sol. (solitariae) - встречается в очень малых количествах, единичными экземплярами.

Иногда еще пользуются значком un. (unicum) для растений, которые на данной площадке встречаются в единственном экземпляре.

Способ Друде мы считаем наиболее практичным среди ряда других аналогичных, и, к тому же, он у нас очень сильно привился (в некоторых других странах пользуются чаще другими обозначениями; так, в Финляндии употребляют 10-балльную систему, при чем 10 соответствует soc, а 1 - un., с восемью промежуточными ступенями).

Итак, список растений пробной площадки снабжается отметками обилия для каждого вида (в нашем случае производится так назыв. "квалификация по Друде"). Как отмечать степень обилия - одновременно с составлением флористического списка или после того, как список уже составлен? Мы считаем более целесообразным последнее. В самом деле, когда мы записываем то или иное растение, мы можем учесть степень обилия этого вида только в данном пункте нашей площадки, однако, степень обилия может варьировать по всему пространству площадки. Раз степень обилия может варьировать, то естественно, что общее представление об обилии каждого вида создается только после ознакомления со всей площадкой, т.-е. после того, как будет составлен флористический список во всей его полноте; тогда на основании наших общих впечатлений ставится та или иная отметка, при чем вполне возможны и промежуточные ступени, как, напр., soc.-сор. или сор.-soc. (эти два обозначения не равноценны, так как первым ставится значок, имеющий большее значение), sp.-cop., sol.-sp. и т. д.

При обозначении обилия по способу Друде, в дополнение к приведенным значкам, употребляют еще значок gr. (gregariae), указывающий, что растения встречаются не разбросанными экземплярами, а группами, при чем значок gr. нужно комбинировать с другими обозначениями, напр., сор.-gr., т.-е. растение встречается обильно, но группами; sp.-gr. - группы встречаются рассеянно; sol.-gr. - группы попадаются лишь единично и т. д. Однако, понятие gr. уже не относится к признаку, "обилие", а касается другого признака, именно способности различных видов произрастать не отдельными особями, а группами особей, при чем эти группы могут быть больших или меньших размеров. Впрочем, мы здесь не будем более подробно касаться этого вопроса.

В оглавление Предыдущая Следующая
Рейтинг@Mail.ru